Блаженные свидетели Евангельских истин. Любят на Руси юродивых

С давних времен царей на Руси почитают, а дураков любят. Любят, как нигде в мире, какою-то необъяснимою и странною любовью.

Блаженный Андрей, Христа ради юродивый

Блаженный Андрей Константинопольский, Христа ради юродивый

Смеются над ними, потешаются, бьют, ругают, но любят и, пожалуй, чуть опасаются, и не только люди простые, но и самодержцы. Кто их знает, чем их глупость обернется… Блаженные, есть в них что-то загадочное, непостижимое разумом, невидимое глазом.

С давних времен о дураках рассказывают сказки, значит, издавна удивляют и занимают они людей. Лежит сказочный Иван-дурак весь день на печи или на лавке сидит и баклуши бьет, а если за дело возьмется, пользы от его работы нет никакой. И никто постичь не мог, как случилось, что Иван-дурак мудрее всех оказался – из ветхой избы вдруг в царский дворец перебрался, на царской дочери женился и полцарства в придачу получил, а старшие умные братья в дураках остались? Где эта грань между мудростью и глупостью, нищетой и богатством, когда и как ее сказочный Иван перешел?

Вместе с юродивыми новый чин мирянской святости входит в русскую церковь, приблизительно, с начала XIV века. Его расцвет падает на XVI столетие, несколько запаздывая по отношению к монашеской святости: XVII век еще вписывает в историю русского юродства новые страницы. По столетиям чтимые русские юродивые распределяются так: XIV в. — 4; XV- 11; XVI- 14; XV и-7.

Появление святого юродивого совпадает по времени с угасанием княжеской святости. И это совпадение не случайно. Новый век потребовал от христианского мирянства нового подвижничества. Юродивый стал преемником святого князя в социальном служении. С другой стороны, едва ли случайно святое попрание быта в юродстве совпадает с торжеством бытового православия. Юродивые восстанавливают нарушенное духовное равновесие.

Принято думать, что подвиг юродства является исключительным призвппяем русской церкви. Это мнение заключает в себе преувеличение истины. Греческая церковь чтит 6 юродивых. Из них двое, св. Симеон (VI в.) и св. Андрей (м. б. IX в.), получили обширные и очень интересные жития, известные и в древней Руси. Наши предки особенно любили житие св. Андрея, считавшегося у нас славянином, за те эсхатологические откровения, которые в нем содержатся. Да и любимый праздник Покрова делал близким для всех на Руси цареградского святого. Именно греческие жития дают в своем богатом материале ключ к пониманию юродства.

Необычное обилие «Христа ради юродивых», или «блаженных» в святцах русской церкви и высокое народное почитание юродства до последнего времени, действительно, придает этой форме христианского подвижничества национальный русский характер. Юродивый так же ‘необходим для русской церкви, как секуляризованное его отражение, Иван-дурак, — для русской сказки. Иван-дурак, несомненно, отражает влияние св. юродивого, как Иван-царевич — святого князя.

Посмеивались люди над дураками, но опасались, как бы им, подобно старшим братьям, в дураках не остаться. Кто знает, что в жизни случится, чем глупость обернется… Вот и над юродивым Василием – Василием Блаженным – смеялись, порой били и пинали, но побаивались, оттого что не раз видели, как его нелепые речи и поступки оказывались мудрыми и пророческими. Сказочные дураки побои и поношения терпели, потом за свое терпение получали награду – почести, богатство, а юродивые, которых много бродило по миру и до Василия Блаженного и после, иной путь проходили, часто совсем противоположный.

Блаженный Прокопий Устюжский

Блаженный Прокопий Устюжский

Так, из жития юродивого Прокопия Устюжского известно, что был он некогда богатым купцом, «воспитан среди богатства великого». Но как-то, приехав торговать в Великий Новгород, раздал весь свой товар нищим, ничего себе не оставил. Босой и нагой ушел в город Устюг и там начал юродствовать: скитался по северному городу разутый и раздетый в мороз и зной, носил три кочерги в левой руке, терпел брань и насмешки. А юродивый Михаил Клопский вышел из княжеского рода, да тоже покинул богатый дом, жил в монастыре нищим, убогим и безродным.

Все иначе у юродивых, чем у сказочных дураков, все наоборот. Бежали они от почестей и богатства, обрекали себя на нищету, бесприютность, унижения. Зачем же и для чего терпели лишения? Уже в ранних христианских монастырях появились эти странные люди. Блаженная Исидора жила в египетском монастыре в IV в. Видели ее вечно босой, в нищенской одежде, с тряпкой на голове. Служила она в поварне, питалась крошками со стола и остатками в сосудах. Ее поносили и унижали, она же все переносила с терпением и молчанием и, чем больше бранили ее и смеялись над ней, тем более она радовалась. Ну разве ведут себя так здравые и разумные люди?

А юродивый Серапион Синдонит бродил по миру в одном синдоне – простой льняной одежде, носил с собой всегда лишь Святое Евангелие. Переходил от селения к селению, и никогда не было у него крова над головой. Никто не помнит, чтобы он просился к кому-то на ночлег. Серапион Синдонит знал наизусть Священное Писание и был его искусным толкователем.

А в блаженного Симеона бросали камни и били палками. Дети, увидев его, кричали: «Чернец юродивый!» Однажды в воскресенье юродивый Симеон набрал за пазуху орехов, вошел в церковь во время литургии и стал орехами гасить свечи. Потом взошел на амвон и кидался орехами в женщин. Едва прогнали его из церкви. Когда выбежал, опрокинул столы с хлебами, за что торговцы избили его почти до смерти. А он снова за свое. Ну какой с него, безумца, спрос! Но было у юродивого Симеона несколько близких людей, которых наставлял он мудрым советом и говорил с ними без всякого притворства. За два дня до кончины назвал диакону Иоанну день своей смерти и указал дела, которые особенно угодны Богу.

Многие подтверждения есть, что юродивые – не безумцы или глупцы, но здравые и разумные люди, порой мудрые богословы. Безумие их мнимое, ненастоящее. Так, блаженный Иоанн Ростовский мог читать по-латыни, что говорило о его высокой образованности и знатности происхождения. А из жития богослова, ученого-исихаста Саввы Нового известно, что он некоторое время тоже юродствовал, казался безумцем, но вскоре оставил этот путь и вернулся к прежним занятиям.

Почему же разумные люди прикидывались дураками? Зачем терпели насмешки, издевательства, побои? Почему в отличие от сказочных дураков не хотели наград и почестей за свое терпение? Напротив, блаженный Симеон молил Бога, чтобы Он скрыл его добрые дела от людей до его кончины. Когда же в монастырь, где жила блаженная Исидора, пришел чтимый всеми пустынник Питирим, поклонился в ноги Исидоре и произнес: «Молю Бога, чтобы оказаться равным ей в День Страшного Суда», тогда увидели все в безумии Исидоры ее мудрость и праведность, изменилось отношение к ней. Казалось бы, живи и пользуйся заслуженным почетом, но та на другой день ушла из монастыря и умерла в безвестности. И когда открывалось людям блаженное притворство Серапиона Синдонита, высота его терпения, то просили его: «Останься, старче, мы будем всегда почитать тебя отцом и владыкой душ наших». Он непременно уходил, вновь отправлялся в странствия, обрекая себя на лишения и тяжесть жизни юродивого.

Так зачем же мудрые люди живут вопреки здравому смыслу, житейской логике? Путь сказочного Иванушки-дурачка яснее и понятнее. Был он глуп, да прошел жизненные испытания, поумнел и получил заслуженные награды – почет, уважение, полцарства и прочие жизненные блага. Юродивый же, напротив, чем больше лишений терпит, тем меньше в этих благах нуждается. Да оттого это, что юродивый не по языческим законам живет, не сказочной мудрости следует, а другой – христианской. Многим языческая мудрость ближе, понятнее, потому-то другая порой кажется безумной, нелепой.

Если жизнь сказочного дурака нам толкует сказка, то жизнь юродивого разъясняет Евангелие. И лишь тому истинный смысл пути юродивого раскрывается, для кого евангельские истины – не безумие, а высшая мудрость и правда жизни, кто принимает заветы Иисуса Христа, данные Им в Евангелии, и пытается следовать им не только словом, но и делом. Далеко не всем, а лишь немногим это под силу. Многим не только принять, но понять-то их сложно. Вот, например: «…всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф. 19:29). То есть откажись от всех благ земной, временной жизни: от дома, тепла, уюта, от дорогих и близких тебе людей ради Христа – Его слову поверь, за Ним следуй и получишь награду, которая несоизмерима ни с какими земными временными благами, – жизнь вечную.

И дальше:«…если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» (Лк. 9:23–24).

Забудь о своих желаниях и страстях, подчинись слову Бога, за Ним следуй. Живи с вечной готовностью принять муки крестной смерти – принести себя в жертву ради спасения людей, забудь о себе, но о Боге и о них помни. Поверь, что крест – это не только тяжесть мук, но и радость спасения. И если хочешь сберечь душу свою, то есть жизнь, лишь о себе будешь думать и заботиться – вопреки заповедям Христа жить станешь, то потеряешь жизнь вечную. А если отречешься от себя – от эгоизма своего и себялюбия, – то сбережешь бессмертие души.

Блаженный Иоанн Власатый, Ростовский юродивый

Блаженный Иоанн Власатый, Ростовский юродивый

А вот, кажется, совсем просто – не завидуй, не осуждай, не гневайся, прощай обиды. Но попробуй выполнять это ежедневно и ежечасно! Или последовать другому ясному и понятному завету:«…если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим» (Мф. 19:21).

Понятно и ясно, но этого не смог выполнить даже праведный юноша, отошел от Христа с печалью.

Вот и получается: для тех людей, которые более всего дорожат настоящей, земной жизнью, для кого она – единственный и неповторимый момент бытия, мудрость есть способность человека найти путь к богатству, власти, славе, заслужить почет и уважение, пожить в свое удовольствие. А венец мудрости – достижение высшей власти, царского богатства, почестей. Оказывается, что сказочный дурак земной мудростью живет, мудрости века сего следует, то есть сиюминутной, проходящей, временной, получает в конце сказки высшие блага мира сего – власть и царскую дочь с приданым.

Юродивый служит противоположной мудрости. Она недоступна властителям века сего преходящего. А если бы приняли они ее, то отказались бы от почестей, власти, богатства. Для юродивого мудрость есть воплощение в своей жизни Заветов Христа, отречение от благ мира сего ради жизни вечной, спасения от смерти. И слова апостола Павла: «Мы безумны Христа ради» (1 Кор. 4:10) означают, что они, апостолы, верные ученики и последователи Иисуса Христа, отвергли временную, земную мудрость ради вечной, земные истины ради небесных, что они безумны с точки зрения земной – низкой, мудры – с небесной, высшей.

Порой невозможно постичь разумом, как близко стоят понятия «мудрость» и «безумие», «богатство» и «нищета», «гибель» и «спасение». Нельзя увидеть грань между ними, заметить миг, когда мудрость вдруг обернулась безумием, глупостью; богатства, материальные блага человека – его внутренней духовной нищетой…

Мудрость мира сего видна. Евангельская мудрость сокрыта от глаз, сокровенна, путь к ней долог, труден, тернист. Человек приближается к ней по мере своего невидимого прочим людям внутреннего духовного роста. Лишь когда он сможет увидеть в отказе от материальных благ – духовное богатство, в желании власти, почестей, славы – порок, а не достоинства, тогда приблизится к христианской истине, а если сам встал на этот путь – значит, постиг.

Жизнь юродивых – это воплощение христианской мудрости в высшей и максимальной мере. Юродивые ради Христа, лишь слову Его повинуясь, не просто покидали свой дом, они годами не входили в человеческое жилье, обрекая себя на бесприютность, скитания. Они не только отказывались от домашнего тепла и уюта, самых необходимых человеку удобств, но искали дополнительных лишений. Юродивый Виссарион 40 лет не преклонил головы, спал сидя или стоя, однажды простоял на молитве сорок суток с воздетыми к небу руками под дождем и зноем. Московский юродивый Иоанн ходил обремененный железными цепями, с тяжелым железным колпаком на голове, с медными кольцами на пальцах и железной палицей в руках.

Они не просто носили нищенскую одежду, но часто совсем отказывались от нее. Они не только раздавали бедным свое имение, но отрекались ради ближнего от последних, самых дорогих и необходимых вещей. Блаженный Серапион Синдонит как-то пришел в Александрию и увидел нищего, дрожащего от холода. Тогда старец снял свой синдон и отдал ему. Сам же сел нагой возле дороги с Евангелием в руках, с которым ни на миг не расставался всю жизнь. Увидев человека, которого вели за долги в темницу, святой продал Евангелие и заплатил его долги.

Юродивые Христа ради не просто отказывались от привычной жизни, они поистине «отвергались себя», отказывались даже от своего облика, принимая порой вид уродливый и безобразный, вызывая к себе отвращение не только людей, но и собак. Когда юродивый Андрей пытался хотя бы на краткое время укрыться от холода под кровлей жилища, приходил к нищим, они гнали его палками, как собаку, кричали: «Пошел прочь отсюда, пес!» Блуждая по улицам, он в одном закоулке увидел собаку и, надеясь согреться, лег рядом. Но, заметив его, собака ушла.

Над ними недобродушно посмеивались, к ним относились как к ненормальным и больным, их унижали, оскорбляли, били. И они, здравые, мудрые люди, не обижались, не проклинали своих обидчиков, напротив, с благодарностью и смирением принимали обиды и оскорбления, считали, что терпят их заслуженно за свое духовное несовершенство. Так и блаженный Андрей лишь себя укорял: «О, сколь ты грешен – не только люди, но и псы пренебрегают тобой!»

Блаженный Серапион Синдоит

Блаженный Серапион Синдоит

Они не просто смиренно сносили обиды, но поведением своим провоцировали людей на более тяжелые оскорбления. И чем сильнее поносили их люди, тем усерднее была молитва юродивых за своих обидчиков – тем выше подвиг терпения, смирения, любви. Очень немногим под силу такая жизнь – лишь достигшим поистине христианской мудрости и духовных высот.

Ходили юродивые по Руси нагие, босые, бесприютные. Мало кто из людей видел в вытворяемых ими безобразиях высоту духовного подвига, лишь Бог Всевидящий. Никаких наград людских и почестей не имели они за свое терпение и смирение. Но Богом были награждены уже при жизни земной даром пророчества и особого духовного зрения – видения.

Не случайно, что пророческое служение юродивых получает в XVI веке социальный и даже политический смысл. В эту эпоху осифлянская иерархия ослабевает в своем долге печалования за опальных и обличения неправды. Юродивые принимают на себя служение древних святителей и подвижников. С другой стороны, этот мирянский чин святости занимает в Церкви место, опустевшее со времени святых князей. Различие условий» государственной жизни вызывает совершенно противоположные формы национального служения.

Святые князья строили государство и стремились к осуществлению в нем правды. Московские князья построили это государство крепко и прочно. Оно существует силой принуждения, обязанностью службы и не требует святой жертвенности. Церковь передает государственное строительство всецело царю. Но неправда, которая торжествует в мире и в государстве, требует корректива христианской совести. И эта совесть выносит свой суд тем свободнее и авторитетнее, чем меньше она связана с миром, чем радикальнее отрицает мир. Юродивый вместе с князем вошли в Церковь, как поборники Христовой правды в социальной жизни.

Общее понижение духовной жизни с половины XVI века не могло не коснуться и юродства. В XVII веке юродивые встречаются реже, московские уже не канонизуются церковно. Юродство — как и монашеская святость — локализируется на севере, возвращаясь на свою новгородскую родину. Вологда, Тотьма, Каргополь, Архангельск, Вятка — города последних святых юродивых. На Москве власть, и государственная и церковная, начинает подозрительно относиться к блаженным. Она замечает присутствие среди них лже-юродивых, натурально безумных или обманщиков. Происходит умаление и церковных празднеств уже канонизованным святым (Василию Блаженному). Синод вообще перестает канонизовать юродивых. Лишаясь духовной поддержки церковной интеллигенции, гонимое полицией, истинное юродство спускается в народ и претерпевает процесс вырождения…

По материалам:

Георгий Федотов. Святые Древней Руси

Наталья Давыдова

Смотрите также:

Обсуждение закрыто.