Исцеление десяти прокаженных и благодарность

Сегодняшнее Евангелие говорит нам о тайне благодарения. Десять прокаженных исцелились. И один из них возвращается воздать славу Богу и принести Ему благодарение. Почему же не все возвратились ко Христу, благодаря Бога за это чудо? Почему не девять из десяти? Где остальные?

Исцеление десяти прокаженных

Исцеление десяти прокаженных

Разве не тысячи людей получают исцеление каждый день — а в храме за молитвой стоят только несколько десятков. Разве не для всех дает Бог солнечный свет — а только несколько сот приходят с благодарением. Разве любовь и земной успех, и богатство, и мудрость, и веселье, и друзей, и детей имеют не многие? Где они? Один только из десяти благодарит Бога за всё.

Это общая духовная проказа — неблагодарность Богу и людям. И, очевидно, эта болезнь является причиной всех внешних бедствий, в том числе смерти. Но, может быть, эта общая беда может объединить всех? Между прочим, мы ничего не знаем о десяти прокаженных, а Евангелие говорит нам, что один из них был самарянин. Мы помним, что самаряне, по убеждению иудеев, были людьми, которым невозможно спастись, — отверженные, которых иудеи старались всячески избегать.

И оттого что один из десяти, как подчеркивает Евангелие, был самарянин, остальные девять, по всей вероятности, были иудеи. Преграда, которая отделяла иудеев от этого презренного самарянина, исчезла, потому что их всех поразила общая беда. Не имеет уже значения, кто какой национальности, кто какое положение занимает в обществе, если все приговорены к смерти. Страшная болезнь соединила всех прокаженных вместе.

Промысл Божий так ведёт человечество, так ведёт наш народ, чтобы, посещая его бедствиями, всех соединить в одно. Так, чтобы все стали вместе, и из общей своей беды возвысили свой голос ко Господу: «Иисусе Наставниче, помилуй нас!» Однако этот единый вопль о помиловании может родиться из единой веры в Того, Кто имеет власть исцелять от любой смертельной язвы.

С медицинской точки зрения положение десяти прокаженных было абсолютно безнадёжным. Только чудесное вмешательство могло исцелить их и возвратить к общению со здоровыми людьми. Не было никого на свете, кто мог бы дать им хоть какую-то надежду. Всякий, кто испытал страх смерти, ужас абсолютной изоляции, отчаяния, оставленности всеми людьми, знает, что крик о милости может исходить порой из слепой надежды: кто-то где-то непонятно почему и каким образом скажет одно чудесное слово, и внезапно откроется просвет в беспросветном бесконечном человеческом горе. Десять прокаженных повернулись ко Христу, их вопль был услышан.

Господь сказал им пойти и показаться священникам. И они поверили слову Христову. Но исцеление произошло только тогда, когда они были на пути к храму. Когда они шли, они очистились, говорит Евангелие. О, если бы наш народ осознал сегодня, что все существующие человеческие средства для его спасения уже исчерпаны, и уже буквально, как нищий, встал бы перед Христом Богом, прося Его только о милости! Если бы, преодолевая диавольский мрак неверия и отчаяния, все потекли бы в храмы Божии показаться священникам, тогда уже по дороге совершилось бы чудо: всё бы изменилось на нашей земле, как непрестанно говорит об этом преподобный Силуан Афонский.

Но чудо не помогло бы, если бы девять из десяти приняли исцеление подобно Евангельским прокаженным — как нечто должное, с мыслью о том, что в конце концов рано или поздно Бог, если Он существует, должен был дать им избавление. Разве они справедливо страдали? Они не заслужили этого страдания. Если существует в мире высшая справедливость, это исцеление должно было произойти. И вот оно произошло. Они счастливы, что получили просимое. Но им и в голову не приходит принести хвалу Подателю этого блага. Только один, отверженный самарянин, остановился в изумлении перед чудесным, исцеляющим, спасающим Богом, и устремился воздать хвалу Ему. Девять из десяти обрели исцеление и утратили Исцелителя.

Кажется, Он послужил им для достижения их земных целей, а теперь зачем Он им нужен?Благо нам, если мы сегодня, дойдя до последней черты, уповаем только на чудо Божие. Но горе нам, если мы ищем только исцеление от наших внешних скорбей, избавление только от той беды, в которой мы оказались, а не ищем единственное чудо — Самого Христа, без Которого жизнь одинаково нечудесна — одинаково тусклая, на глазах загнивающая. Не имеет значения в благополучии мы или в несчастье.

Кто не получал благ или, вернее, что есть в нас и что бывает с нами, что не было бы благим для нас? А между тем все ли благодарны Богу и за все ли благодарят? Есть даже такие, которые позволяют себе спрашивать: «зачем Бог дал бытие? Лучше бы нам не быть». Бог дал тебе бытие для того, чтоб ты вечно блаженствовал; Он дал тебе бытие даром, даром снабдил тебя и всеми способами к достижению вечного блаженства; за тобою дело: стоит только немножко потрудиться ради того.

Говоришь: «да у меня все горести, бедность, болезни, напасти». Что же, и это в числе способов к стяжанию вечного блаженства: потерпи. Всю жизнь твою и мгновением нельзя назвать в сравнении с вечностью. Даже если бы и всю жизнь подряд пришлось пострадать, и то ничто против вечности, а ты еще имеешь минуты утешения. Не смотри на настоящее, а на то, что готовится тебе в будущем, и попекись сделать себя достойным того, и тогда горестей не заметишь. Все они будут поглощаться несомненным упованием вечных утешений, и благодарность не будет умолкать в устах твоих.

Много чудес дает нам Господь и Сам, и через бесчисленных святых Своих. И особенно в последние времена столько чудес было дано нашей Церкви, в особенности через Царственных мучеников, через всех новых мучеников и исповедников Российских. И в каждом чуде милость Бога Живого, Того, Кто рождается ради нас, облекается в нашу плоть, берёт на Себя тяжесть нашей вины и греха, всей обезображенной нашей жизни, и возносит на Свой Крест, чтобы дать нам не временное облегчение от наших страданий, а новую жизнь Своего Воскресения.

Бог ищет нашего благодарения Ему не потому, что Он в этом нуждается, а потому что в этом нуждаемся мы, потому что через благодарение мы можем подлинно приобщиться Ему и всему, что есть у Него. Может быть, мы больше всего нуждаемся сегодня в том, чтобы научиться в ответ на крестную Христову любовь славить Бога за все, и прежде всего за великие скорби и болезни, которыми Он ныне нас посещает, потому что благодаря им мы не в состоянии остановиться ни на чем земном. И благодаря им мы лучше начинаем понимать, что просто не существует другого адекватного ответа на милость Божию, кроме принесения нас себя Ему в благодарении.

Святитель Феофан Затворник

Протоиерей Александр Шаргунов

 

Проповедь об исцелении десяти прокаженных митрополита Сурожского Антония (18 декабря 1983 г. )

Сколько радости и сколько живой благодарности было вокруг Христа! Когда мы читаем Евангелие, мы на каждой странице, в каждой строчке видим, как изливаются на наш грешный, холодный, измученный мир Божия ласка, Божия любовь, Божия милость; как Бог, Христом, взыскует всех, у кого отяжелела душа, потемнела душа от греха, тех, которые не могут уже нести тяжести своей жизни – по болезни или по другой причине.

Как только Христос входит в жизнь людей, эта жизнь начинает искриться радостью, новой надеждой, верой не только в Бога, а в самого себя, в человека, в жизнь. И как мы искажаем евангельскую проповедь и евангельское слово, когда мы превращаем свою жизнь в постоянное искание в себе самого темного, греховного, недостойного ни нас, ни людей, ни Бога, под предлогом, что этим мы стараемся стать достойными нашего Наставника и Спасителя…

Радость была печатью евангельской христианской общины, радость и благодарность, ликование о том, что Бог так возлюбил мир, что не только создал этот мир, но послал в этот мир Сына Своего Единородного – не судить, а спасти мир! Мы спасены, мир спасен любовью Божией.

И это спасение мы должны сделать своим собственным достоянием через благодарность, которая бы выражалась не только в слове, не только в живом чувстве умиления, не только в слезах радости, но в такой жизни, которая могла бы – если можно так выразиться – утешить Отца о том, что Он предал Своего Сына на смерть ради нас, обрадовать Спасителя о том, что не напрасно Он жил, не напрасно учил, не напрасно страдал и не напрасно умер: что Его любовь пролилась в нашу жизнь, и что она составляет нашу надежду, и нашу радость, и наше ликование, и нашу уверенность в спасении…

Поэтому, подходя теперь к празднику Воплощения, Рождества Спасителя, будем учиться этой радости; взглянем на нашу жизнь по-новому; вспомним, сколько Господь излил в эту нашу жизнь милости, ласки, любви, сколько радости Он нам дал: телесной, душевной; сколько у нас друзей, вспомним тех, кто нас любит, родителей, которые нас хранят, если даже они покинули этот мир. Сколько нам дано земного, и как небесное вливается в нашу жизнь и делает землю уже началом неба, делает время уже началом вечности, делает нашу теперешнюю жизнь начатком жизни вечной…

Научимся этой радости, потому что через очень короткое время мы будем стоять перед яслями, в которых лежит Господь; мы увидим, что такое Божия любовь – хрупкая, беззащитная, уязвимая, отдающая себя без границ, без сопротивления – только бы мы ее приняли и началась бы для нас новая жизнь, новая радость…

Подумаем о любви Божией и о том, что никакая сила не может ее победить. Не напрасно говорил апостол Павел, что ничто не может нас вырвать из руки Божией, исторгнуть нас из Божественной любви. Научимся радоваться, и из глубин этой радости строить жизнь, которая была бы сплошной благодарностью, если нужно – крестной, но ликующей радостью. Аминь.

Обсуждение закрыто.