Новомученик Ардалион (Пономарев), архимандрит

Священник Ипполит Пономарев, супруги Александр и Надежда Пономаревы. Около 1900 г Преподобномученик Ардалион – в миру Александр Ипполитович Пономарев родился родился 22 июля 1877 года в селе Романово Верхотурского уезда в семье сельского священника и воспитывался в благочестии.

С детства Александр отличался большими способностями к наукам и много читал, в течение своей жизни сумел изучить три языка: французский, греческий и латинский. В июне 1899 года он окончил курс Пермской духовной семинарии по первому разряду со званием студента семинарии. Во время обучения в семинарии Александр Ипполитович вступил в брак, жену его звали Надежда Леонидовна. В их дружной семье было четверо детей: Нина, Мария, Алексей и Григорий.

В 22 года успешно окончил Пермскую семинарию, женился, был рукоположен в священника. Затем последовало многолетнее служение на разных сельских и городских приходах. В течение всей жизни отец Александр, как и любой ревностный пастырь, нес множество ответственных послушаний: был законоучителем в церковно-приходских школах и земских училищах, руководил миссионерской деятельностью в Шадринском уезде, возглавлял Шадринскую учительскую семинарию, служил благочинным Невьянского церковного округа… Любое возложенное на него служение священник проходил, «отдавая ему всю свою энергию», как написано в одной из его официальных характеристик.

После революции отец Александр Пономарев вел себя так, как и должен вести себя пастырь гонимой Церкви. Несмотря на страшный голод, наступивший на Урале в 1920-х годах, на гонения и притеснения, он продолжал неутомимо исполнять пастырский долг – защищал свои храмы от закрытия, отстаивал при попытках передать их обновленцам, укреплял дух верующих наставлениями и личным примером.

«Это так нужно, здесь люди не от злобы ж своей действуют, а это Бог через них хочет испытать мое терпение и смирение. Буду все терпеть ради Иисуса Христа», – такую запись в эти годы он сделал в Евангелии, которое подарил своему младшему сыну Григорию, в будущем известному на Урале старцу.

Александр Пономарёв - выпускник Пермской духовной семинарииОтец Александр не отдал Григория в советскую школу, а сам учил его на дому. Это домашнее образование было основано на изучении Священного Писания и святоотеческих творений.

После закрытия храма в 1932 году отец Александр переехал с матушкой и младшим сыном Григорием в город Невьянск, где служил в Вознесенской кладбищенской церкви, единственной не закрытой властями. Семья испытывала материальные трудности, кроме того, стала болеть матушка. Сколько могла, она старалась скрывать свою болезненность от близких, чтобы не отягощать их, но в Невьянске слегла окончательно. Отец Александр и сын Григорий молились о её здравии, но внутренне готовились проститься с матушкой Надеждой… Перед кончиной она исповедалась, причастилась, благословила младшего сына Григория и заочно всех старших детей, которые жили уже самостоятельно. Душа её мирно отошла ко Господу. Похоронили матушку Надежду за алтарем Вознесенской церкви.

После смерти жены в 1933 году протоиерей Александр Пономарев принял монашеский постриг с именем Ардалион. Ещё строже стала теперь его жизнь. Однако посвящать всё время молитве отцу Ардалиону не удавалось: на него возлагались все более высокие и ответственные должности, которые требовали многих трудов, духовной рассудительности, а в те годы — и необычайного мужества. Это были 1930-е годы. Как человек здравомыслящий и рассудительный, отец Ардалион не мог не предвидеть, чем может обернуться для него ревностное служение. Он сам не раз говорил, что советское государство, хотя и провозглашает «свободу отправления религиозных культов», но на самом деле проводит политику по уничтожению Церкви. Однако верный сын Церкви не мог жить иначе и не мог оставить свое служение.

Некоторое время после пострига отец Ардалион служил благочинным Невьянского церковного округа. Батюшка пользовался большим авторитетом среди священников и прихожан, священнослужители часто обращались к нему за советом, и он всегда помогал найти решение проблемы. Так, осенью 1934 года к отцу Ардалиону обратился за помощью иеромонах Верхотурского монастыря отец Иоиль (Вяткин). Он получил назначение служить в церкви села Сербишино Режевского сельсовета Нижнетагильского района, и ему нужен был псаломщик. Отец Ардалион посоветовал отцу Иоилю не искать псаломщика: при церкви жили монахини из закрытого Сербишинского женского монастыря, которые могли бы помогать в совершении богослужений. Когда отец Иоиль приехал в Сербишино, он обнаружил, что при церкви действительно нелегально существует женская обитель. Сербишинский монастырь закрывали два раза: в 1924 и 1927 году. Но сёстры из села не уехали, купили два дома и продолжали жить монашеской общиной, сохраняя даже общую трапезу. Они во всем старались придерживаться монашеского устава: утром и вечером совершали молитвенное правило, посещали богослужения, соблюдали посты, не предпринимали ничего без благословения настоятельницы. Отец Ардалион как благочинный духовно окормлял и поддерживал сестер, по возможности помогал им. Его совет оказался полезным для отца Иоиля.

В 1934 году митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) наградил иеромонаха Ардалиона саном игумена — «за усердное служение Церкви Божией». Возведен в сан он был 19 декабря 1934 года в кафедральном соборе Свердловска архиепископом Макарием (Звездовым). В конце этого же года игумен Ардалион стал настоятелем миасской Свято-Троицкой церкви Челябинской епархии, однако вскоре Свято-Троицкий храм закрыли. Отец Ардалион возвратился к сыну в Невьянск, но на покое ему долго пробыть не удалось.

Преподобномученик Ардалио́н (Пономарев), архимандритВ 1937 году отца Ардалиона арестовали. Во время следствия, заведенного Уфалейским районным отделом НКВД, шестидесятилетний отец Ардалион стал единственным из десяти обвиняемых, который «упорно» не признавал своей «вины» ни на допросах, ни на очных ставках. И это в то время, когда по статистике более 90% подследственных, проходивших по церковным делам, давали признательные показания – мало кто мог выдержать «методы работы» НКВД.

– Следствие располагает точными данными о том, что вы являетесь участником контрреволюционной организации и вели контрреволюционную работу против советского государства. Предлагается давать откровенные показания и выдать всех участников организации.

– Участником контрреволюционной организации я не являлся и о существовании таковой не знал.

– Свидетель В. показывает, что вы говорили: «Конституция нам ничего не дает, они постараются нас арестовать, а потом лишить права гражданства по суду». Признаете ли вы показания В. правильными? Следствие настаивает на даче правдивых показаний.

– Показания правильными не признаю.

– Свидетель Н. говорит, что вы вели антисоветские разговоры: осуждали Конституцию, рассказывали о гонениях на духовенство, выражали сочувствие к Гитлеру.

– Показания свидетеля Н. считаю неправильными.

– Вам делается уже четвертый раз очная ставка по конкретным фактам вашей контрреволюционной деятельности. Следствие предлагает прекратить заниматься запирательством и давать искренние показания.

– Показания свидетеля П. считаю ложными.

Непреклонного архимандрита приговорили к пяти годам исправительно-трудового лагеря. Многие годы, несколько десятилетий судьба священника оставалась неизвестной даже для его ближайших родственников.  Родные отца Ардалиона несколько раз пытались узнать о том, что с ним стало. Ольга Григорьевна Пономарева (внучка преподобномученика) рассказывает:

– Дедушку арестовали, а всего через год был арестован и папа. Мама осталась одна со мной на руках, мне было меньше года… Мы очень долго не видели папу – я с ним познакомилась, когда мне было шестнадцать лет. Он вернулся из ссылки, с Колымы и сразу попытался узнать что-либо о своем отце, но это не удалось. Потом в восьмидесятые, в девяностые годы и он, и его старшая сестра Мария Александровна вновь и вновь искали, где дедушка, где его могила. Писали и в Москву, но никакого ответа не получили. Так папа до конца своих дней и не узнал, что стало с его отцом. Потом я тоже пыталась найти сведения в архивах – и ничего, исчез человек. А несколько лет назад сестры (Ново-Тихвинского женского монастыря в Екатеринбурге) – спасибо им! – каким-то образом разыскали, куда дедушка был сослан.

Чтобы узнать о месте ссылки отца Ардалиона, сестры разослали письма в несколько десятков архивов, и, наконец, из одного из них пришел долгожданный ответ: после приговора архимандрит Ардалион был отправлен в Архангельскую область, в пересыльный лагерь города Котласа. Этот лагерь пользовался особо дурной славой. В наскоро построенных земляных шалашах, где зимой температура не поднималась выше четырех градусов, выживали немногие заключенные. 

Господь знает, что претерпел верный служитель Его. В 13-местную камеру помещали сто пятьдесят заключенных, а в 30-местную — триста восемьдесят. Люди задыхались, не имели возможности не только лечь, но и сесть. Сами работники НКВД рассказывали позднее о том, как они издевались в челябинской тюрьме над узниками.

Преподобномученик Ардалио́н (Пономарев), архимандрит«В комнату заводили одновременно по 90 человек, делили их по 30 человек и ставили на колени по ту и другую сторону. В таком положении держали по 5-7 суток, не давая им вставать, добиваясь признания. Если арестованный не признавался на стойке, то брали его за ноги и ставили вниз головой, держали, пока не признается. Мы брали двух человек из камеры, и они держали арестованного вниз головой. Брали за голову арестованных и гнули. Так добивались от них признания». Через такие пытки, скорее всего, пришлось пройти и 60-летнему архимандриту Ардалиону, но все же он не дал признательных показаний. Но и это было не все. Ещё пришлось пройти через ужас этапирования, через бараки Котласа, которые правительственная комиссия признала непригодными даже для содержания скота, через лесозаготовки и еще много через что. Антисанитария, холод, болезни, голод… 

В лагере умирало так много людей, что их едва успевали хоронить; большие братские могилы не засыпали землей, пока они не заполнялись телами доверху. В Котласе отец Ардалион провел несколько месяцев, а затем был отправлен в Воркуту.

– Сестры дали мне адрес архива в Сыктывкаре, где могли быть сведения о кончине дедушки, – рассказывает Ольга Григорьевна. – Я написала письмо, и получила ответ: 29 июля 1938 года умер от истощения в стационаре лагерного пункта «Адак». Похоронен на гражданском кладбище в отдельной могиле. К правой ноге была привязана табличка с указанием фамилии, имени, отчества и даты смерти.

Жизнеописание отца Ардалиона было отправлено в Синодальную комиссию по канонизации святых, и в октябре 2008 года архимандрит Ардалион (Пономарев) прославлен как преподобномученик.

Исповедничество отца Ардалиона — это плод духовного пути, по которому он следовал в течение всей своей жизни. Любовь к Богу и ближним, молитва, ревность к богоугождению, деятельное исполнение Евангельских заповедей всегда были главным для него, мученичество же явилось лишь венцом его святой жизни.

Подробнее смотрите: Полное жизнеописание преподобномученика Ардалиона (Пономарева) »

Комментарии запрещены.