Преподобный Антоний Великий — начальник монашества

17/30 января — день памяти преподобного Антония Великого. Его называют отцом монашества и основателем пустынножительства. А началось все с одного вопроса, который долгое время тревожил его, как и евангельского юношу: «Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» (Матф.19:16)

Преподобный Антоний Великий, Египетский

Преподобный Антоний Великий, Египетский

В суете и заботах о хлебе насущном, а порой и в развлечениях и радостях земных, духовно ослепнув, мы часто забываем этот вопрос и не придаем ему значения, а ведь от решения его зависит наша судьба и на земле и в вечности.

Для Антония это был вопрос первостепенной важности, и когда он услышал неожиданный ответ: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Матф.19:21), который озадачил евангельского юношу, так и не нашедшего сил воспользоваться им; Антоний принял эти слова в свое сердце «как бы для него собственно было это чтение» (Житие). Благополучную, сытую, устроенную жизнь (у него было богатое наследство от родителей), он меняет на нищенское, уединенное существование, таким необычным образом «следуя за» Христом.

Он собственными руками зарабатывает на хлеб, помня евангельские слова «если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фесс.3:10), молится в уединении, внимательно и благоговейно читает Святое Писание, так «что ни одно Слово Писания не падало у него на землю, но все удерживал он в себе» (Житие).

Он высматривет в людях добрые наклонности: «в одном наблюдал его приветливость, в другом неутомимость в молитвах; в ином замечал его безгневие, в другом человеколюбие; в одном обращал внимание на его неусыпность, в другом на его любовь к учению» (Житие), и, как медоносная пчела, вносит в свою душу капельку меда той или иной добродетели, заботливо и кропотливо строя дом души своей.

Преподобный Антоний ВеликийЕго любили и уважали жители селения, близ которого он жил. Но ненавидел и желал погубить злобный диавол, который воздвиг сильную бурю помыслов, чтобы отвратить Антония с пути следования за Христом, «приводя ему на мысль то воспоминание об имуществе, то заботливость о сестре, то родственные связи, то сребролюбие, славолюбие, услаждение разными яствами и другие удобства жизни, и наконец жестокий путь добродетели и ее многотрудность, представляет ему мысленно и немощь тела, и продолжительность времени» (Житие).

Но верный воин Христов горячей молитвой противостоял врагу рода человеческого: «Господи! как умножились враги мои! Многие восстают на меня, многие говорят душе моей: «нет ему спасения в Боге». Но Ты, Господи, щит предо мною, слава моя, и Ты возносишь голову мою» (Пс.3:2-4).

Он приучил тело и душу свою к воздержанию, которое представляется нам невозможным и запредельно трудным, а он переносил его легко и благодушно. «Часто целую ночь проводил без сна, и, повторяя это не раз, но многократно, возбуждал тем удивление. Пищу вкушал однажды в день по захождении солнца, иногда принимал ее и через два дня, а нередко и через четыре. Пищею же служили ему хлеб и соль, и питием одна вода» (Житие преп. Антония Великого). Ограничивая свои телесные нужды, он умножал духовные силы, желая того совершенства, о котором говорил ему Господь.

И Господь даровал ему благодатную силу, как одному из верных учеников своих, заповедуя: «больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» (Матф.10:8), и мудрые и рассудительные слова, которые помогают нам обрести свой путь «чтобы иметь жизнь вечную» (Матф.19:16).

Житие преподобного Антония Великого

Ан­то­ний Ве­ли­кий ро­дил­ся в Егип­те око­ло 250 го­да от бла­го­род­ных и бо­га­тых ро­ди­те­лей, вос­пи­тав­ших его в хри­сти­ан­ской ве­ре.

Преподобный Антоний Великий

Преподобный Антоний Великий

Во­сем­на­дца­ти лет он ли­шил­ся сво­их ро­ди­те­лей и остал­ся один с сест­рой, ко­то­рая бы­ла на его по­пе­че­нии. Од­на­жды он шел в цер­ковь и раз­мыш­лял о свя­тых апо­сто­лах, как они оста­ви­ли все, чтобы ид­ти за Гос­по­дом. Вхо­дит в храм и слы­шит еван­гель­ские сло­ва: «Ес­ли хо­чешь быть со­вер­шен­ным, иди, про­дай име­ние твое и раз­дай ни­щим, и бу­дешь иметь со­кро­ви­ще на Небе, и иди вслед за Мной» (Мф.19:21).

Эти сло­ва по­ра­зи­ли Ан­то­ния, как бы ска­за­ны бы­ли Гос­по­дом лич­но ему. Вско­ре по­сле это­го Ан­то­ний от­ка­зал­ся от на­след­ства по­сле ро­ди­те­лей в поль­зу бед­ных жи­те­лей сво­е­го се­ле­ния, но недо­уме­вал, на ко­го он оста­вит сест­ру. Оза­бо­чен­ный этой мыс­лью, он в дру­гой раз вхо­дит в храм и слы­шит там опять как бы к нему об­ра­щен­ные сло­ва Спа­си­те­ля: «Не за­боть­ся о зав­траш­нем дне: зав­траш­ний день сам бу­дет за­бо­тить­ся о се­бе; до­воль­но для каж­до­го дня сво­ей за­бо­ты» (Мф.6:34). Ан­то­ний по­ру­чил сест­ру из­вест­ным ему хри­сти­ан­ским дев­ствен-ни­цам и оста­вил го­род и дом, чтобы жить уеди­нен­но и слу­жить од­но­му Гос­по­ду.

Уда­ле­ние пре­по­доб­но­го Ан­то­ния от ми­ра со­вер­ши­лось не вдруг, а по­сте­пен­но. Сна­ча­ла он пре­бы­вал близ го­ро­да у од­но­го бла­го­че­сти­во­го стар­ца, жив­ше­го уеди­нен­но и ста­рал­ся во всем под­ра­жать ему. По­се­щал и дру­гих от­шель­ни­ков, жив­ших в окрест­но­стях го­ро­да, и поль­зо­вал­ся их со­ве­та­ми. Уже в это вре­мя он так про­сла­вил­ся сво­и­ми по­дви­га­ми, что его зва­ли «дру­гом Бо­жи­им».

За­тем он ре­ша­ет­ся уй­ти даль­ше. Зо­вёт стар­ца с со­бой, и ко­гда тот от­ка­зал­ся, про­ща­ет­ся с ним и по­се­ля­ет­ся в од­ной из от­да­лен­ных пе­щер. Один из дру­зей его по вре­ме­нам при­но­сил ему пи­щу. На­ко­нец свя­той Ан­то­ний уда­ля­ет­ся со­всем из оби­та­е­мых мест, пе­ре­хо­дит ре­ку Нил и по­се­ля­ет­ся в раз­ва­ли­нах во­ин­ско­го укреп­ле­ния. Он при­нес с со­бой хле­ба на шесть ме­ся­цев, а по­сле по­лу­чал его от дру­зей сво­их толь­ко два ра­за в год через от­вер­стие в кров­ле.

Нель­зя изо­бра­зить, сколь­ко ис­ку­ше­ний и борь­бы вы­нес этот ве­ли­кий по­движ­ник. Он стра­дал от го­ло­да и жаж­ды, от хо­ло­да и зноя. Но са­мое страш­ное ис­ку­ше­ние пу­стын­ни­ка, по сло­ву са­мо­го Ан­то­ния, – в серд­це: это тос­ка по ми­ру и вол­не­ние по­мыс­лов. Ко все­му это­му при­со­еди­ни­лись пре­льще­ния и ужа­сы от де­мо­нов. Ино­гда свя­той по­движ­ник из­не­мо­гал, го­тов был впасть в уны­ние. То­гда или Сам Гос­подь яв­лял­ся, или по­сы­лал Ан­ге­ла для его обод­ре­ния. «Где ты был, бла­гий Иису­се? По­че­му вна­ча­ле не при­шел пре­кра­тить мои стра­да­ния?» – воз­звал Ан­то­ний, ко­гда Гос­подь по­сле од­но­го тяж­ко­го ис­ку­ше­ния явил­ся ему. «Я был здесь, – ска­зал ему Гос­подь, – и ждал, по­ка не уви­жу тво­е­го по­дви­га».

Од­на­жды сре­ди ужас­ной борь­бы с по­мыс­ла­ми Ан­то­ний воз­звал: «Гос­по­ди, я хо­чу спа­стись, а по­мыс­лы не да­ют мне». Вдруг он ви­дит: кто-то по­хо­жий на него си­дит и ра­бо­та­ет, по­том встал и на­чал мо­лить­ся, за­тем опять сел за ра­бо­ту. «Де­лай так и спа­сешь­ся», – ска­зал ему Ан­гел Гос­по­день.

Преподобный Антоний Великий, Египетский

Преподобный Антоний Великий, Египетский

Уже два­дцать лет жил Ан­то­ний в сво­ем уеди­не­нии, ко­гда неко­то­рые из дру­зей его, узнав об его ме­сто­пре­бы­ва­нии, при­шли, чтобы по­се­лить­ся во­круг него. Дол­го они сту­ча­ли к нему и про­си­ли его вый­ти к ним из сво­е­го доб­ро­воль­но­го за­клю­че­ния; на­ко­нец ре­ши­лись уже вы­ло­мать две­ри, как Ан­то­ний от­во­рил их и вы­шел. Они уди­ви­лись, не най­дя в нем сле­дов из­ну­ре­ния, хо­тя он под­вер­гал се­бя ве­ли­чай­шим ли­ше­ни­ям. Небес­ный мир цар­ство­вал в его ду­ше и от­ра­жал­ся на ли­це.

Спо­кой­ный, сдер­жан­ный, ко всем оди­на­ко­во при­вет­ли­вый, ста­рец ско­ро сде­лал­ся от­цом и на­став­ни­ком мно­гих. Пу­сты­ня ожи­ви­лась: в го­рах кру­гом яви­лись оби­те­ли ино­ков; мно­же­ство лю­дей пе­ло, чи­та­ло, по­сти­лось, мо­ли­лось, тру­ди­лось, слу­жи­ло бед­ным. Свя­той Ан­то­ний не да­вал сво­им уче­ни­кам ка­ких-ли­бо опре­де­лен­ных пра­вил для мо­на­ше­ской жиз­ни. Он за­бо­тил­ся толь­ко о том, чтобы уко­ре­нить в них бла­го­че­сти­вое на­стро­е­ние, вну­шал им пре­дан­ность во­ле Бо­жи­ей, мо­лит­ву, от­ре­ше­ние от все­го зем­но­го, неусып­ный труд.

Но свя­той Ан­то­ний в са­мой пу­стыне тя­го­тил­ся мно­го­люд­ством и ис­кал но­во­го уеди­не­ния. «Ку­да ты хо­чешь бе­жать?» – был го­лос с неба, ко­гда он на бе­ре­гу Ни­ла до­жи­дал­ся лод­ки, чтобы уда­лить­ся от лю­дей. «В Верх­нюю Фива­и­ду», – от­ве­чал Ан­то­ний. Но тот же го­лос воз­ра­зил ему: «По­плы­вешь ли ты вверх – в Фива­и­ду, или вниз – в Бу­ко­лию, те­бе не бу­дет по­коя ни там, ни здесь. Иди во внут­рен­нюю пу­сты­ню». Так на­зы­ва­лась пу­сты­ня, ле­жав­шая близ бе­ре­гов Крас­но­го мо­ря. Ту­да и по­шел Ан­то­ний вслед за про­хо­див­ши­ми са­ра­ци­на­ми.

Через три дня пу­ти на­шел он ди­кую вы­со­кую го­ру с клю­чом во­ды и немно­ги­ми паль­ма­ми в до­лине. На этой го­ре он и по­се­лил­ся. Здесь он об­ра­бо­тал неболь­шое по­ле, так что те­перь ни­ко­му не нуж­но бы­ло при­хо­дить к нему и при­но­сить хле­ба. По вре­ме­нам он по­се­щал бра­тию. Вер­блюд нес на се­бе хлеб и во­ду для под­дер­жа­ния сил его во вре­мя этих тяж­ких пу­те­ше­ствий по пу­стыне. Впро­чем, по­чи­та­те­ли свя­то­го Ан­то­ния от­кры­ли и по­след­нее его уеди­не­ние. Во мно­же­стве ста­ли при­хо­дить к нему ис­кав­шие его мо­литв и на­став­ле­ний. При­во­ди­ли к нему бо­ля­щих; он мо­лил­ся о них и ис­це­лял их.

Свя­той Ан­то­ний уже око­ло се­ми­де­ся­ти лет жил в пу­стыне. Про­тив во­ли на­чал сму­щать его гор­де­ли­вый по­мы­сел, что здесь он стар­ше всех. Он про­сил Бо­га уда­лить от него этот по­мы­сел и по­лу­чил от­кро­ве­ние, что один от­шель­ник го­раз­до ра­нее его по­се­лил­ся в пу­стыне и бо­лее его слу­жит Гос­по­ду. Ан­то­ний встал ра­но утром и от­пра­вил­ся ис­кать это­го неиз­вест­но­го ми­ру по­движ­ни­ка. Про­хо­дил це­лый день и не встре­тил ни­ко­го, кро­ме пу­стын­ных зве­рей.

Пе­ред ним рас­сти­ла­лось необо­зри­мое про­стран­ство, но он не те­рял сво­ей на­деж­ды. Ра­но утром он сно­ва по­шел. Пе­ред его гла­за­ми мельк­ну­ла вол­чи­ца, бе­жав­шая к ру­чью. Свя­той Ан­то­ний по­до­шел к это­му ру­чью и уви­дел близ него пе­ще­ру. При зву­ке его ша­гов дверь в пе­ще­ру креп­ко за­мкну­лась. Свя­той Ан­то­ний до по­лу­дня взы­вал через дверь к неиз­вест­но­му по­движ­ни­ку и про­сил по­ка­зать ему свое ли­цо. На­ко­нец, дверь от­во­ри­лась и на­встре­чу ему вы­шел глу­бо­кий ста­рец, со­вер­шен­но убе­лен­ный се­ди­на­ми. Это был свя­той Па­вел Фивей­ский. Он уже око­ло де­вя­но­ста лет жил в пу­стыне.

По­сле брат­ско­го лоб­за­ния Па­вел спро­сил Ан­то­ния: «В ка­ком по­ло­же­нии род че­ло­ве­че­ский? Ка­кое прав­ле­ние в ми­ре? Оста­ют­ся ли еще идо­ло­по­клон­ни­ки?» Пре­кра­ще­ние го­не­ний и тор­же­ство хри­сти­ан­ства в Рим­ской им­пе­рии бы­ло для него ра­дост­ной но­во­стью, а по­яв­ле­ние ари­ан­ства – горь­кой. По­ка стар­цы бе­се­до­ва­ли, спу­стил­ся к ним во­рон и по­ло­жил хлеб. «Щедр и ми­ло­стив Гос­подь, – вос­клик­нул Па­вел. – Вот сколь­ко лет каж­дый день я по­лу­чаю от Него пол­хле­ба, а ныне ра­ди тво­е­го при­ше­ствия по­слал Он це­лый хлеб».

Преподбные Антоний Великий и Афанаский Александрийский

Преподбные Антоний Великий и Афанаский Александрийский

На сле­ду­ю­щее утро Па­вел от­крыл о се­бе Ан­то­нию, что ско­ро отой­дет из ми­ра; по­это­му он про­сил Ан­то­ния при­не­сти к нему ман­тию епи­ско­па Афа­на­сия, чтобы при­крыть ею его остан­ки. Ан­то­ний по­спе­шил ис­пол­нить же­ла­ние свя­то­го стар­ца. Он воз­вра­тил­ся в свою пу­сты­ню в силь­ном вол­не­нии и на во­про­сы бра­тьев-мо­на­хов мог ска­зать толь­ко: «Греш­ный, я счи­тал се­бя еще мо­на­хом! Я ви­дел Илию, я ви­дел Иоан­на, я ви­дел Пав­ла в раю». На об­рат­ном пу­ти к свя­то­му Пав­лу он ви­дел его воз­но­ся­ще­го на небо сре­ди сон­ма Ан­ге­лов, про­ро­ков и апо­сто­лов.

«За­чем, Па­вел, не до­ждал­ся ты ме­ня? – вос­клик­нул Ан­то­ний. – Так позд­но я узнал те­бя и так ра­но ты ухо­дишь!» Од­на­ко, ко­гда во­шел в пе­ще­ру Пав­ла, он на­шел его без­молв­но и недви­жи­мо сто­я­щим на ко­ле­нях. Ан­то­ний так­же встал на ко­ле­ни и на­чал мо­лить­ся. Уже по­сле несколь­ких ча­сов мо­лит­вы убе­дил­ся он, что Па­вел по­то­му не дви­жет­ся, что мертв. Он бла­го­го­вей­но омыл его те­ло и за­вер­нул в ман­тию свя­ти­те­ля Афа­на­сия. Вдруг яви­лись два льва и сво­и­ми ког­тя­ми вы­ры­ли до­воль­но глу­бо­кую мо­ги­лу, где Ан­то­ний и по­хо­ро­нил свя­то­го по­движ­ни­ка.

Пре­по­доб­ный Ан­то­ний скон­чал­ся в глу­бо­кой ста­ро­сти (106 лет, ☦ в 356 г.) и за свои по­дви­ги за­слу­жил на­име­но­ва­ние Ве­ли­ко­го.

Пре­по­доб­ный Ан­то­ний ос­но­вал от­шель­ни­че­ское мо­на­ше­ство. Несколь­ко от­шель­ни­ков, на­хо­дясь под ру­ко­вод­ством од­но­го на­став­ни­ка – ав­вы, жи­ли от­дель­но друг от дру­га в хи­жи­нах или пе­ще­рах (ски­тах) и пре­да­ва­лись мо­лит­ве, по­сту и тру­дам. Несколь­ко ски­тов, со­еди­нен­ных под вла­стью од­но­го ав­вы, на­зы­ва­лись Лав­рой.

Но ещё при жиз­ни Ан­то­ния Ве­ли­ко­го по­явил­ся дру­гой род ино­че­ской жиз­ни. По­движ­ни­ки со­би­ра­лись в од­ну об­щи­ну, нес­ли сов­мест­ные тру­ды, каж­дый по сво­ей си­ле и спо­соб­но­стям, раз­де­ля­ли об­щую тра­пе­зу, под­чи­ня­лись од­ним пра­ви­лам. Та­кие об­щи­ны на­зы­ва­лись ки­но­ви­я­ми, или мо­на­сты­ря­ми. Ав­вы этих об­щин ста­ли на­зы­вать­ся ар­хи­манд­ри­та­ми. Ос­но­ва­те­лем об­ще­жи­тель­но­го мо­на­ше­ства по­чи­та­ет­ся пре­по­доб­ный Па­хо­мий Ве­ли­кий.

АНТОНИЮ ВЕЛИКОМУ

Тропарь, глас 4
Ревнителя Илию нравы подражая, / Крестителю правыми стезями последуя, / отче Антоние, / пустыни был еси житель, / и вселенную утвердил еси молитвами твоими. / Темже моли Христа Бога, / спастися душам нашим.

Кондак, глас 2
Житейския молвы отринув, / безмолвно житие скончал еси, / Крестителя подражаяй всяким образом преподобнейший, / с ним убо тя почитаем, / отцев начальниче Антоние.

Молитва преподобному Антонию Великому

О преподобне и богоносне отче наш Антоние! Веруем, яко ты, предстоя престолу Пресвятыя Троицы, велие имаши дерзновение в молитвах ко Всемилостивому Господу Богу, Иже всегда послушает тебе, вернаго раба и угодника Своего. Сего ради со умилением смиренно припадаем к тебе, святче Божий: не премолчи о нас молитися ко Господу Богу, в Троице покланяемому и славимому, да, милостивно призрев на ны, не попустит нам погибнути во гресех наших, но да возставит падших, да подаст исправление злому и окаянному нашему житию, от грядущих грехопадений восхищая, и да простит нам вся, елика согрешихом мыслию, словом и делом, от рождения до сего часа. Ты, подвижниче добродетели, веси немощь и скорбь времен настоящих, моли убо выну Христа Бога, да николиже нас оставляет Его неизреченное милосердие, но да хранит нас от мирских искушений, от диавольских сетей и от плотских похотей, да приимем от Него тобою и вся потребная к жизни временней, освобождение от бед и напастей, и неослабное терпение до конца. Испроси нам в мире и покаянии скончати живот наш и невозбранно прейти от земли на небо, мытарств же, и бесов воздушных, и вечныя муки избавитися, и сподобитися Царства Небеснаго с тобою и со всеми святыми, угодившими Господу Богу и Спасителю нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая слава, честь поклонение, со Безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Смотрите также: Преподобный Антоний Великий — цветок пустыни / Православие.Ru »

Комментарии запрещены.