Святой праведный Евгений Боткин, врач, страстотерпец

…я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести Ему в жертву своего единственного сына. Я твёрдо верю, что, также как Бог спас тогда Исаака, Он спасёт теперь и моих детей и Сам будет им отцом. Но, т.к. я не знаю, в чём положит Он их спасение и могу узнать об этом только с того света, то мои эгоистические страдания, которые я тебе описал, от этого, разумеется, по слабости моей человеческой, не теряют своей мучительной остроты. Но Иов больше терпел, и мой покойный Митя мне всегда о нём напоминал, когда боялся, что я, лишившись их, своих деток, могу не выдержать. Нет, видимо, я всё могу выдержать, что Господу Богу угодно будет мне ниспослать. 

Евгений Сергеевич Боткин – брату А.С. Боткину. Екатеринбург, 9 июля 1918 г. 

 

Евгений Боткин со своими детьми

Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич Бот­кин ро­дил­ся 27 мая 1865 го­да в Цар­ском Се­ле Санкт-Пе­тер­бург­ской гу­бер­нии в се­мье из­вест­но­го рус­ско­го вра­ча-те­ра­пев­та, про­фес­со­ра Ме­ди­ко-хи­рур­ги­че­ской ака­де­мии Сер­гея Пет­ро­ви­ча Бот­ки­на.

Он про­ис­хо­дил из ку­пе­че­ской ди­на­стии Бот­ки­ных, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рой от­ли­ча­лись глу­бо­кой пра­во­слав­ной ве­рой и бла­го­тво­ри­тель­но­стью, по­мо­га­ли Пра­во­слав­ной Церк­ви не толь­ко сво­и­ми сред­ства­ми, но и сво­и­ми тру­да­ми.

Бла­го­да­ря ра­зум­но ор­га­ни­зо­ван­ной си­сте­ме вос­пи­та­ния в се­мье и муд­рой опе­ке ро­ди­те­лей в серд­це Ев­ге­ния уже с дет­ских лет бы­ли за­ло­же­ны мно­гие доб­ро­де­те­ли, в том чис­ле ве­ли­ко­ду­шие, скром­ность и непри­я­тие на­си­лия. Его брат Петр Сер­ге­е­вич вспо­ми­нал: «Он был бес­ко­неч­но доб­рым. Мож­но бы­ло бы ска­зать, что при­шел он в мир ра­ди лю­дей и для то­го, чтобы по­жерт­во­вать со­бой».

Ев­ге­ний по­лу­чил ос­но­ва­тель­ное до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое поз­во­ли­ло ему в 1878 го­ду по­сту­пить сра­зу в пя­тый класс 2-й Санкт-Пе­тер­бург­ской клас­си­че­ской гим­на­зии. В 1882 го­ду Ев­ге­ний окон­чил гим­на­зию и стал сту­ден­том физи­ко-ма­те­ма­ти­че­ско­го фа­куль­те­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Од­на­ко уже на сле­ду­ю­щий год, сдав эк­за­ме­ны за пер­вый курс уни­вер­си­те­та, он по­сту­пил на млад­шее от­де­ле­ние от­крыв­ше­го­ся при­го­то­ви­тель­но­го кур­са им­пе­ра­тор­ской Во­ен­но-ме­ди­цин­ской ака­де­мии.

Его вы­бор ме­ди­цин­ской про­фес­сии с са­мо­го на­ча­ла но­сил осо­знан­ный и це­ле­на­прав­лен­ный ха­рак­тер. Петр Бот­кин пи­сал о Ев­ге­нии: «Про­фес­си­ей сво­ей он из­брал ме­ди­ци­ну. Это со­от­вет­ство­ва­ло его при­зва­нию: по­мо­гать, под­дер­жи­вать в тя­же­лую ми­ну­ту, об­лег­чать боль, ис­це­лять без кон­ца». В 1889 го­ду Ев­ге­ний успеш­но окон­чил ака­де­мию, по­лу­чив зва­ние ле­ка­ря с от­ли­чи­ем, и с ян­ва­ря 1890 го­да на­чал свою тру­до­вую де­я­тель­ность в Ма­ри­ин­ской боль­ни­це для бед­ных.

В 25 лет Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич Бот­кин всту­пил в брак с до­че­рью потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на Оль­гой Вла­ди­ми­ров­ной Ма­нуй­ло­вой. В се­мье Бот­ки­ных вы­рос­ло чет­ве­ро де­тей: Дмит­рий (1894–1914), Ге­ор­гий (1895–1941), Та­тья­на (1898–1986), Глеб (1900–1969).

Праведный Евгений Боткин, врач, страстотерпец

Од­новре­мен­но с ра­бо­той в боль­ни­це Е. С. Бот­кин за­ни­мал­ся на­у­кой, его ин­те­ре­со­ва­ли во­про­сы им­му­но­ло­гии, сущ­но­сти про­цес­са лей­ко­ци­то­за. В 1893 го­ду Е. С. Бот­кин бле­стя­ще за­щи­тил дис­сер­та­цию на сте­пень док­то­ра ме­ди­ци­ны. Через 2 го­да Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич был ко­ман­ди­ро­ван за гра­ни­цу, где про­хо­дил прак­ти­ку в ме­ди­цин­ских учре­жде­ни­ях Гей­дель­бер­га и Бер­ли­на. В 1897 го­ду Е. С. Бот­кин был удо­сто­ен зва­ния при­ват-до­цен­та по внут­рен­ним бо­лез­ням с кли­ни­кой. На сво­ей пер­вой лек­ции он ска­зал сту­ден­там о са­мом важ­ном в де­я­тель­но­сти вра­ча: «Пой­дем­те все с лю­бо­вью к боль­но­му че­ло­ве­ку, чтобы вме­сте учить­ся, как быть ему по­лез­ны­ми».

Слу­же­ние ме­ди­ка Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич счи­тал ис­тин­но хри­сти­ан­ским де­ла­ни­ем, он имел ре­ли­ги­оз­ный взгляд на бо­лез­ни, ви­дел их связь с ду­шев­ным со­сто­я­ни­ем че­ло­ве­ка. В од­ном из сво­их пи­сем к сы­ну Ге­ор­гию, он вы­ра­зил свое от­но­ше­ние к про­фес­сии ме­ди­ка как к сред­ству по­зна­ния Бо­жи­ей пре­муд­ро­сти: «Глав­ный же вос­торг, ко­то­рый ис­пы­ты­ва­ешь в на­шем де­ле… за­клю­ча­ет­ся в том, что для это­го мы долж­ны все глуб­же и глуб­же про­ни­кать в по­дроб­но­сти и тай­ны тво­ре­ний Бо­га, при­чем невоз­мож­но не на­сла­ждать­ся их це­ле­со­об­раз­но­стью и гар­мо­ни­ей и Его выс­шей муд­ро­стью».

С 1897 го­да Е. С. Бот­кин на­чал свою вра­чеб­ную де­я­тель­ность в об­щи­нах се­стер ми­ло­сер­дия Рос­сий­ско­го Об­ще­ства Крас­но­го Кре­ста. 19 но­яб­ря 1897 го­да он стал вра­чом в Свя­то-Тро­иц­кой об­щине се­стер ми­ло­сер­дия, а с 1 ян­ва­ря 1899 го­да стал так­же глав­ным вра­чом Санкт-Пе­тер­бург­ской об­щи­ны се­стер ми­ло­сер­дия в честь свя­то­го Ге­ор­гия. Глав­ны­ми па­ци­ен­та­ми об­щи­ны свя­то­го Ге­ор­гия яв­ля­лись лю­ди из бед­ней­ших сло­ев об­ще­ства, од­на­ко вра­чи и об­слу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал под­би­ра­лись в ней с осо­бен­ной тща­тель­но­стью.

Неко­то­рые жен­щи­ны выс­ше­го со­сло­вия тру­ди­лись там про­сты­ми мед­сест­ра­ми на об­щих ос­но­ва­ни­ях и счи­та­ли по­чет­ным для се­бя это за­ня­тие. Сре­ди со­труд­ни­ков ца­ри­ло та­кое во­оду­шев­ле­ние, та­кое же­ла­ние по­мо­гать страж­ду­щим лю­дям, что ге­ор­ги­ев­цев срав­ни­ва­ли ино­гда с пер­во­хри­сти­ан­ской об­щи­ной. Тот факт, что Ев­ге­ния Сер­ге­е­ви­ча при­ня­ли ра­бо­тать в это «об­раз­цо­вое учре­жде­ние», сви­де­тель­ство­вал не толь­ко о его воз­рос­шем ав­то­ри­те­те как вра­ча, но и о его хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лях и доб­ро­по­ря­доч­ной жиз­ни. Долж­ность глав­но­го вра­ча об­щи­ны мог­ла быть до­ве­ре­на толь­ко вы­со­ко­нрав­ствен­но­му и ве­ру­ю­ще­му че­ло­ве­ку.

В 1904 го­ду на­ча­лась рус­ско-япон­ская вой­на, и Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич, оста­вив же­ну и чет­ве­рых ма­лень­ких де­тей (стар­ше­му бы­ло в то вре­мя де­сять лет, млад­ше­му – че­ты­ре го­да), доб­ро­воль­цем от­пра­вил­ся на Даль­ний Во­сток. 2 фев­ра­ля 1904 го­да по­ста­нов­ле­ни­ем Глав­но­го управ­ле­ния Рос­сий­ско­го Об­ще­ства Крас­но­го Кре­ста он был на­зна­чен по­мощ­ни­ком Глав­но­упол­но­мо­чен­но­го при дей­ству­ю­щих ар­ми­ях по ме­ди­цин­ской ча­сти. За­ни­мая эту до­ста­точ­но вы­со­кую адми­ни­стра­тив­ную долж­ность, док­тор Бот­кин ча­сто на­хо­дил­ся на пе­ре­до­вых по­зи­ци­ях.

Во вре­мя вой­ны Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич не толь­ко по­ка­зал се­бя пре­крас­ным вра­чом, но и про­явил лич­ные храб­рость и му­же­ство. Он на­пи­сал с фрон­та мно­же­ство пи­сем, из ко­то­рых со­ста­ви­лась це­лая кни­га – «Свет и те­ни рус­ско-япон­ской вой­ны 1904–1905 го­дов» Эта кни­га вско­ре бы­ла опуб­ли­ко­ва­на, и мно­гие, про­чи­тав ее, от­кры­ли для се­бя но­вые сто­ро­ны пе­тер­бург­ско­го вра­ча: его хри­сти­ан­ское, лю­бя­щее, без­гра­нич­но со­стра­да­тель­ное серд­це и непо­ко­ле­би­мую ве­ру в Бо­га. Им­пе­ра­три­ца Алек­сандра Фе­о­до­ров­на, про­чи­тав кни­гу Бот­ки­на, по­же­ла­ла, чтобы Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич стал лич­ным док­то­ром Цар­ской се­мьи. В пас­халь­ное вос­кре­се­нье, 13 ап­ре­ля 1908 го­да, им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II под­пи­сал указ о на­зна­че­нии док­то­ра Бот­ки­на лейб-ме­ди­ком Вы­со­чай­ше­го дво­ра.

Те­перь, по­сле но­во­го на­зна­че­ния, Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич дол­жен был по­сто­ян­но на­хо­дить­ся при им­пе­ра­то­ре и чле­нах его се­мьи, его служ­ба при цар­ском дво­ре про­те­ка­ла без вы­ход­ных дней и от­пус­ков. Вы­со­кая долж­ность и бли­зость к Цар­ской се­мье не из­ме­ни­ли ха­рак­те­ра Е. С. Бот­ки­на. Он оста­вал­ся та­ким же доб­рым и вни­ма­тель­ным к ближ­ним, ка­ким был и рань­ше.

Ко­гда на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на, Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич об­ра­тил­ся с прось­бой к го­су­да­рю на­пра­вить его на фронт для ре­ор­га­ни­за­ции са­ни­тар­ной служ­бы. Од­на­ко им­пе­ра­тор по­ру­чил ему оста­вать­ся при го­су­да­рыне и де­тях в Цар­ском Се­ле, где их ста­ра­ни­я­ми ста­ли от­кры­вать­ся ла­за­ре­ты. У се­бя до­ма в Цар­ском Се­ле Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич так­же устро­ил ла­за­рет для лег­ко ра­не­ных, ко­то­рый по­се­ща­ла им­пе­ра­три­ца с до­че­ря­ми.

В фев­ра­ле 1917 го­да в Рос­сии про­изо­шла ре­во­лю­ция. 2 мар­та го­су­дарь под­пи­сал Ма­ни­фест об от­ре­че­нии от пре­сто­ла. Цар­ская се­мья бы­ла аре­сто­ва­на и за­клю­че­на под стра­жу в Алек­сан­дров­ском двор­це. Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич не оста­вил сво­их цар­ствен­ных па­ци­ен­тов: он доб­ро­воль­но ре­шил на­хо­дить­ся с ни­ми, несмот­ря на то, что долж­ность его бы­ла упразд­не­на, и ему пе­ре­ста­ли вы­пла­чи­вать жа­ло­ва­нье. В это вре­мя Бот­кин стал для цар­ствен­ных уз­ни­ков боль­ше, чем дру­гом: он взял на се­бя обя­зан­ность был по­сред­ни­ком меж­ду им­пе­ра­тор­ской се­мьей и ко­мис­са­ра­ми, хо­да­тай­ствуя обо всех их нуж­дах.

Святой праведный Евгений Боткин, врач, страстотерпец

Ко­гда Цар­скую се­мью бы­ло ре­ше­но пе­ре­вез­ти в То­больск, док­тор Бот­кин ока­зал­ся сре­ди немно­гих при­бли­жен­ных, ко­то­рые доб­ро­воль­но по­сле­до­ва­ли за го­су­да­рем в ссыл­ку. Пись­ма док­то­ра Бот­ки­на из То­боль­ска по­ра­жа­ют сво­им под­лин­но хри­сти­ан­ским на­стро­е­ни­ем: ни сло­ва ро­по­та, осуж­де­ния, недо­воль­ства или оби­ды, но бла­го­ду­шие и да­же ра­дость. Ис­точ­ни­ком это­го бла­го­ду­шия бы­ла твер­дая ве­ра во все­бла­гой Про­мысл Бо­жий: «Под­дер­жи­ва­ет толь­ко мо­лит­ва и го­ря­чее без­гра­нич­ное упо­ва­ние на ми­лость Бо­жию, неиз­мен­но на­шим Небес­ным От­цом на нас из­ли­ва­е­мую».

В это вре­мя он про­дол­жал вы­пол­нять свои обя­зан­но­сти: ле­чил не толь­ко чле­нов Цар­ской се­мьи, но и про­стых го­ро­жан. Уче­ный, мно­го лет об­щав­ший­ся с на­уч­ной, ме­ди­цин­ской, адми­ни­стра­тив­ной эли­той Рос­сии, он сми­рен­но слу­жил, как зем­ский или го­род­ской врач, про­стым кре­стья­нам, сол­да­там, ра­бо­чим.

В ап­ре­ле 1918 го­да док­тор Бот­кин вы­звал­ся со­про­вож­дать цар­скую че­ту в Ека­те­рин­бург, оста­вив в То­боль­ске сво­их род­ных де­тей, ко­то­рых го­ря­чо и неж­но лю­бил. В Ека­те­рин­бур­ге боль­ше­ви­ки сно­ва пред­ло­жи­ли слу­гам по­ки­нуть аре­сто­ван­ных, но все от­ка­за­лись. Че­кист И. Ро­дзин­ский со­об­щал: «Во­об­ще од­но вре­мя по­сле пе­ре­во­да в Ека­те­рин­бург бы­ла мысль от­де­лить от них всех, в част­но­сти да­же до­че­рям пред­ла­га­ли уехать. Но все от­ка­за­лись. Бот­ки­ну пред­ла­га­ли. Он за­явил, что хо­чет раз­де­лить участь се­мьи. И от­ка­зал­ся».

В ночь с 16 на 17 июля 1918 го­да Цар­ская се­мья, их при­бли­жен­ные, в том чис­ле и док­тор Бот­кин, бы­ли рас­стре­ля­ны в под­ва­ле до­ма Ипа­тье­ва.

За несколь­ко лет до сво­ей кон­чи­ны Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич по­лу­чил ти­тул потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на. Для сво­е­го гер­ба он вы­брал де­виз: «Ве­рою, вер­но­стью, тру­дом». В этих сло­вах как бы скон­цен­три­ро­ва­лись все жиз­нен­ные иде­а­лы и устрем­ле­ния док­то­ра Бот­ки­на. Глу­бо­кое внут­рен­нее бла­го­че­стие, са­мое глав­ное – жерт­вен­ное слу­же­ние ближ­не­му, непо­ко­ле­би­мая пре­дан­ность Цар­ской се­мье и вер­ность Бо­гу и Его за­по­ве­дям во всех об­сто­я­тель­ствах, вер­ность до смер­ти. Та­кую вер­ность Гос­подь при­ем­лет как чи­стую жерт­ву и да­ет за нее выс­шую, небес­ную на­гра­ду: Будь ве­рен до смер­ти, и дам те­бе ве­нец жиз­ни (Откр.2:10).

2-3 февраля 2016 г. Архиерейский собор Русской православной церкви Московского патриархата благословил общецерковное почитание ранее канонизированного Русской православной церковью заграницей святого праведного страстотерпца врача Евгения (Боткина) (†1918, память 4/17 июля). 

Святой праведный страстотерпче врачу Евгение, моли Бога о нас!

Комментарии запрещены.