Вход Господень в Иерусалим. Толкование праздника

Сегодня, с нынешнего дня, Христос вступает не только в Свои страданья, но в то страшное одиночество, которое Его окутывает в течение всех дней Страстной седмицы.

Вход Господень в Иерусалим

Вход Господень в Иерусалим

Оно начинается с недоразумения. Люди ожидали, что вход Господень в Иерусалим будет торжественным шествием политического, народного вождя, который освободит свой народ от гнёта, от рабства, от того, что они считали безбожием, потому что всякое язычество, идолопоклонство, которое проповедовали римляне, — есть отрицание Живого Бога.

Это одиночество Христа разовьётся дальше в страшном непонимании даже со стороны Его учеников. На Тайной Вечери, когда в последний раз Спаситель будет с ними говорить, они всё время будут недоумевать о смысле Его слов.

И дальше, когда Он войдет в Гефсиманский сад, чтобы стоять перед страшной смертью, которая Ему предстоит, ученики, которых Он избрал, Пётр, Иоанн и Иаков — самые Ему близкие — заснут от уныния и от усталости и от отчаяния…

И, наконец, последним шагом в это одиночество будет крик Христов со креста: Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты меня оставил? Оставленный людьми, отверженный израильским народом, Он вступает в предельную оставленность и умирает без Бога, без людей, один, только со Своей любовью к Богу и со Своей любовью к людям, умирая ради одних, умирая во славу Другого.

Начало страстей Господних – это именно сегодняшнее торжественное Его шествие. Люди ждали царя, вождя — они нашли Спасителя душ их. Ничто так не ожесточает человека, как потерянная надежда с разочарованием. И этим объясняется, что люди, которые так Его встречали, которые были свидетелями воскрешения Лазаря, чудес Его над людьми, слышали Его учение, восхищались каждым Его словом, были готовы стать Его учениками, лишь бы с этим шла победа — эти люди от Него оторвались, отвернулись и стали через несколько дней кричать: Распни, распни Его!..

Господь Иисус Христос провел все эти дни в одиночестве, зная, куда Он идёт, Его оставили практически все, кроме Божией Матери, Которая поодаль стояла, молчаливо, как в течение всей Своей жизни, соучаствовала в Его трагическом восхождении ко Кресту. Божия Матерь, Которая приняла Благовестие, но также приняла, безмолвно, пророческое слово Симеона о том, что и Ей пройдет меч сквозь сердце…

В течение этих дней мы будем присутствовать — не только вспоминать их, но присутствовать! — при Страстях Господних. Мы будем частью народа, которая окружала Христа, Его учеников и Божию Матерь.

Вход Господень в Иерусалим

Вход Господень в Иерусалим

И когда мы будем слушать евангельское чтение, слышать молитвы Церкви, когда, образ за образом, пройдут картины этих страстных дней — станем каждый день себе ставить вопрос: А где я, кто я в этой толпе: фарисей? книжник? изменник? трус? кто?…

Или стою я среди апостолов — но и они были побеждены страхом! Пётр трижды отрекся, Иуда предал, Иоанн, Иаков и Пётр заснули во время молитвы в гефсиманском саду, когда Христу больше всего нужна была человеческая любовь и соучастие… И на Голгофе ученики бежали, никто не остался, кроме Иоанна и Матери Божией, тех, кто связан был со Христом такой любовью, которая не боится, такой любовью, которая готова всё разделить…

И снова поставим перед собой вопрос: кто мы, где мы? Где наше место в этой толпе? Стоим ли мы с надеждой или с отчаянием? А если мы стоим с бесчувствием, то мы тоже — часть этой страшной толпы, которая окружала Христа, которая перемещалась, слушала — и уходила, как мы будем уходить из храма…

Будет стоять Крест посреди храма в четверг, мы будем читать Евангелие о Кресте, о распятии, о смерти — и что потом будет? Крест останется стоять — а мы пойдем на отдых, пойдем домой, пойдем ужинать, спать, отдыхать, готовиться к утомлению следующего дня. А Христос в это время на Кресте, Христос во гробе.

Какой это ужас, что мы не можем, как и ученики в свое время, единого часа, одной ночи с Ним провести… Подумаем над этим; и если мы не способны сделать ничего, то хоть поймем, кто мы, где мы, и обернемся ко Христу хоть в последний час с возгласом, с молитвой разбойника: Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем! Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский

Смотри же, какова была последовательность страдания. Господь воскресил Лазаря, сохранив к концу это чудо, важнейшее всех прочих; вследствие сего многие стекались к Нему и уверовали. Оттого, что многие уверовали, увеличилась зависть врагов. За сим последовали козни против Него и Крест. Пальмы, может быть, означали то, что Он, воскресив Лазаря, стал победителем смерти; ибо пальма давалась на боях победителям. Народ восклицал: «Осанна! благословен грядущий во имя Господне!» Из этого восклицания мы понимаем что Он Бог, потому что «осанна» значит «спаси». А спасать свойственно одному только Богу.Блаженный Феофилакт Болгарский

Богослужебные особенности праздника

Неделя Ваий, неделя цветоносная, праздник Входа Господня в Иерусалим, а на Руси еще и Вербное воскресенье — так называется этот день. Сегодня мы не поем воскресных песнопений, не празднуем Воскресение Христово. В каком-то смысле можно сказать, что воскресенье перенесено на субботу Лазареву.

Умереть вместе со Христом

Вход Господень в Иерусалим

Тропарь праздника общий с Лазаревой субботой. Однако, есть и второй тропарь Входа Господня в Иерусалим — это единственный Господский праздник, имеющий два тропаря.

Этот второй тропарь показывает нам особенную черту этого события, звучит он так:

Спогребшеся Тебе крещением, Христе Боже наш, безсмертныя жизни сподобихомся Воскресением Твоим, и воспевающе зовем: осанна в вышних, благословен грядый во Имя Господне.

Здесь говорится от лица всех, кто собрался в храме: «Спогребшеся Тебе крещением, Христе Боже наш», — вот мы крестились и крещением своим мы Тебе спогреблись, мы умерли вместе с Тобой, Господи, и бессмертной жизни «сподобихомся Воскресением Твоим».

Очень интересно, что здесь говорится не о празднуемом событии, а о таинственном смысле христианской жизни.

Понести со Христом Его крест

Обычно на вечернем богослужении поются разные стихиры. Но в Неделю ваий одна стихира повторяется семь раз:

Днесь благодать Святаго Духа нас собра, и вси, вземше Крест Твой, глаголем: благословен Грядый во Имя Господне, осанна в вышних.

Повторяется этот текст, конечно, не потому, что на протяжении стольких веков не нашлось человека, который бы сочинил еще шесть стихир, чтобы восполнить богослужение, а потому что текст этой стихиры очень важен.

Здесь говорится о том, что Господь собрал нас в Церкви и объединил благодатью Святого Духа. А дальше таинственные слова: «И вси, вземше Крест Твой, глаголем». Обычно ведь говорят о несении своего Креста. А как нам взять Крест Христов?

Должно быть, здесь говорится о горячем сердечном стремлении все разделить с Господом. Здесь говорится, что мы встречаем Его всем существом: Господь грядет на вольную страсть, и мы идем вместе с Ним. Этот текст очень личный, он относится лично к каждому и в то же время объединяет всех, кого «благодать Святаго Духа собра».

Осязать праздник

Неделя ваий примечательна также тем, что в этот день мы несем в храм распускающиеся ветки вербы.

Вербное Воскресенье

Вербное Воскресенье

В Типиконе не упоминаются ни ёлки на Рождество, ни берёзки на Троицу, а вот в Неделю ваий полагается освящение ваий. Причём в очень важном месте службы — после Евангелия, по 50-м псалме. 

Во время чтения псалма совершается каждение всех принесенных в храм веток, которые затем раздаются. Перед этим произносится специальная молитва на освящение ваий и они окропляются святой водой…

Тогда, в Иерусалиме это были ветки финиковой пальмы, но у нас пальмы не растут. В это весеннее время в России обычно только-только зацветает верба, поэтому у нас это воскресенье и получилось Вербным.

Интересно, что освящение этих веточек совершается не перед службой и не после службы, а в самом её сердце. И священник раздаёт эти веточки, чтобы сейчас, во время чтения посвященному празднику канона каждый осязал их так, как осязал их народ, отроки, встречавшие Христа.

Этот момент свидетельствует отнюдь не о «театральной пышности» богослужения, а о том, что праздник должен войти во все наше существо — через зрение, слух, обоняние (когда мы чувствуем благоухание кадильного дыма) и даже осязание. Все наши телесные чувства, открытые для восприятия этой высшей, духовной реальности, помогают нам приблизиться к ней.

 

 

 

Комментарии запрещены.