Новому­че­ни­ца Па­рас­ке­ва Кочнева

Му­че­ни­ца Па­рас­ке­ва Кочнева

Му­че­ни­ца Па­рас­ке­ва Кочнева

Му­че­ни­ца Па­рас­ке­ва ро­ди­лась в 1890 го­ду в се­ле Коч­не­во Орен­бург­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Сте­па­на Коч­не­ва. Она окон­чи­ла сель­скую шко­лу, жи­ла с ро­ди­те­ля­ми и во вре­мя го­не­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь при­слу­жи­ва­ла при хра­ме в род­ном се­ле.

В 1932 го­ду вла­сти по­тре­бо­ва­ли от рев­ност­ной цер­ков­ни­цы, за­щи­щав­шей храм от за­кры­тия, чтобы она по­ки­ну­ла се­ло, и Па­рас­ке­ва пе­ре­еха­ла в го­род Ми­асс Че­ля­бин­ской об­ла­сти, где устро­и­лась сто­ро­жем при хра­ме свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го. Здесь, од­на­ко, у нее вы­шла раз­молв­ка с пса­лом­щи­цей, на­ру­шав­шей, по мне­нию Па­рас­ке­вы, цер­ков­ный устав, и она уеха­ла в се­ло Воз­не­сен­ское, где ста­ла по­мо­гать в Воз­не­сен­ском хра­ме. Через год Па­рас­ке­ва вер­ну­лась в Ми­асс в Алек­сан­дро-Нев­ский храм, и ее вы­бра­ли чле­ном цер­ков­ной два­дцат­ки.

В 1937 го­ду вла­сти аре­сто­ва­ли свя­щен­ни­ка Алек­сан­дро-Нев­ско­го хра­ма, и ве­ру­ю­щие ста­ли ис­кать дру­го­го свя­щен­ни­ка, но всех, ко­го ни на­хо­ди­ли они, от­ка­зы­ва­лись ре­ги­стри­ро­вать мест­ные вла­сти, и Па­рас­ке­ва пред­ло­жи­ла чле­нам два­дцат­ки на­пи­сать жа­ло­бу во ВЦИК. При­е­хав в Моск­ву 27 де­каб­ря 1937 го­да, она по­да­ла жа­ло­бу чи­нов­ни­кам ВЦИКа, а са­ма от­пра­ви­лась на при­ем к за­ме­сти­те­лю Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­ту Сер­гию (Стра­го­род­ско­му) с прось­бой при­слать им свя­щен­ни­ка. Мит­ро­по­лит Сер­гий бла­го­сло­вил ехать слу­жить в храм Алек­сандра Нев­ско­го си­дев­ше­го в при­ем­ной и про­сив­ше­го ме­ста свя­щен­ни­ка. Из Пат­ри­ар­хии они сра­зу же от­пра­ви­лись на Ка­зан­ский вок­зал, где ку­пи­ли би­ле­ты, 30 де­каб­ря со­би­ра­ясь вы­ехать в Ми­асс.

Свя­щен­ник был ро­дом из Бес­са­ра­бии, ото­шед­шей в то вре­мя к Ру­мы­нии. Там жи­ли его ро­ди­те­ли и все род­ствен­ни­ки, и он имел на­ме­ре­ние пе­ре­ехать из со­вет­ской Рос­сии на ро­ди­ну. В один из при­ез­дов в Моск­ву он по­дал до­ку­мен­ты в Ру­мын­ское кон­суль­ство, и те­перь, ре­шив ис­поль­зо­вать вре­мя до отъ­ез­да, от­пра­вил­ся в кон­суль­ство, чтобы на­ве­сти справ­ки, нет ли от­ве­та на его про­ше­ние о въез­де в Ру­мы­нию. Это бы­ло 29 де­каб­ря. По­сле по­се­ще­ния кон­суль­ства свя­щен­ник от­пра­вил­ся на Ка­зан­ский вок­зал – здесь он был аре­сто­ван, а вме­сте с ним Па­рас­ке­ва. Они бы­ли за­клю­че­ны в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве и в тот же день до­про­ше­ны.

– Вы яв­ля­е­тесь чле­ном два­дцат­ки церк­ви Алек­сандра Нев­ско­го? – спро­сил Па­рас­ке­ву сле­до­ва­тель.
– Я яв­ля­юсь ак­тив­ной цер­ков­ни­цей, ор­га­ни­зо­вав­шей под­пи­си под за­яв­ле­ни­ем, ко­то­рое мною бы­ло пе­ре­да­но во ВЦИК, и яв­ля­юсь чле­ном два­дцат­ки хра­ма Алек­сандра Нев­ско­го в Ми­ас­се.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы сре­ди окру­жа­ю­щих вас лиц ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию и рас­про­стра­ня­ли про­во­ка­ци­он­ные слу­хи о ско­рой ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти и вто­ром при­ше­ствии Хри­ста. Вы это под­твер­жда­е­те?
– Нет, я это от­ри­цаю.
– Уточ­ни­те, чем вы за­ни­ма­лись до аре­ста?
– До аре­ста я за­ни­ма­лась ис­клю­чи­тель­но охра­ной церк­ви – сто­ро­жи­ла. Кро­ме то­го, я со­сто­я­ла в цер­ков­ной два­дцат­ке.

14 фев­ра­ля 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Па­рас­ке­ву к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь, и она бы­ла от­прав­ле­на в Бам­лаг, в Бу­ре­ин­ский же­лез­но­до­рож­ный ла­герь на стан­ции Из­вест­ко­вая. Па­рас­ке­ва Коч­не­ва бы­ла раз­дав­ле­на во вре­мя ра­бо­ты и скон­ча­лась в ла­гер­ном ла­за­ре­те от ран 8 ап­ре­ля 1939 го­да.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

Комментарии запрещены.