Чтение Евангелия. Исцеление глухонемого

Исцеление глухонемого косноязычного

Исцеление глухонемого косноязычного

ТОЛКОВАНИЕ ЕВАНГЕЛИЯ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ГОДА. СУББОТА 4-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА

Выйдя из пределов Тирских и Сидонских, Иисус опять пошел к морю Галилейскому через пределы Десятиградия. Привели к Нему глухого косноязычного и просили Его возложить на него руку. Иисус, отведя его в сторону от народа, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его; и, воззрев на небо, вздохнул и сказал ему: «еффафа», то есть: отверзись. И тотчас отверзся у него слух и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто. И повелел им не сказывать никому. Но сколько Он ни запрещал им, они еще более разглашали. И чрезвычайно дивились, и говорили: все хорошо делает, — и глухих делает слышащими, и немых — говорящими. (Мк, 31 зач., 7, 31—37)

Этот рассказ об исцелении глухого косноязычного — о нас. Сколько таких глухих косноязычных в нашем мире! Сколько людей, лишенных слуха и осмысленного слова. Обратим внимание, как совершается исцеление, и увидим, что в нем раскрывается не только чудотворная сила Господа. Оно помогает нам лучше понять «Таинство нашего богословия», а также таинства Церкви, к которым мы получили доступ с принятием крещения.

«Выйдя из пределов Тирских и Сидонских, Иисус опять пошел к морю Галилейскому через пределы Десятиградия». Измученный огромными толпами, жаждущими и алчущими более хлеба, чем слова правды, Господь идет в языческую Финикию через Голанские высоты. Этот долгий путь позволяет Ему заняться обучением Своих апостолов. Тем временем молва о великом Целителе распространялась не хуже нашей электронной почты. Она шла впереди Него в земле язычников. Вот почему к Нему привели глухонемого для исцеления. Больной не сам пришел ко Христу. Будучи глухим, он не мог слышать о Нем. Будучи косноязычным, он не мог требовать исцеления. Но сердобольные души позаботились, чтобы привести его. Эти язычники не настолько плохие, как принято о них думать. И это не может не утешать Господа на Его пути ко Кресту.

Все просят Господа возложить руку на больного. Господь отводит глухонемого в сторону от толпы и говорит ему слово, которое могло бы исцелить на любом расстоянии. Но Господь производит с больным удивительные действия: Он «вложил персты Свои в уши ему, и, плюнув, коснулся языка его». И затем, подняв взор к нему, вздохнул, взывая к силе Бога Отца, и сказал это простое и глубокое слово: «еффафа» — «отверзись». Это слово будет долго звучать в сердцах апостолов. Исцеление совершается мгновенно, но Господь тотчас же запрещает разглашать о нем. Христос — не магический целитель, и речь идет о более глубоком исцелении. Но невозможно, чтобы свидетели этого чуда удержали его в себе. Сам глухонемой, обретший голос, не мог молчать.

Может быть, кого-то из наших современников могут шокировать эти предельно простые действия Христа при исцелении — персты в уши и слюна на язык. Нельзя ли было придумать что-нибудь более изящное? Недостаточно ли было Его слова? Несомненно, слова было бы достаточно, но эти действия Господа исполнены высокого значения. Христос — Слово, Превечное Слово Божие, но это Слово, Которое стало плотию. Слово Отчее воплотилось, чтобы видимым образом явить нам благость Отца. Он говорит страждущему человеку одно слово: «Еффафа», «отверзись». И воплощает это слово в действии — в прикосновении к его ушам.

Чудо исцеления совершается благодаря этому телесному присутствию Христа, в Котором «обитает вся полнота Божества телесно». Потому исцеление — не просто физическое. Глухонемой начинает слышать и говорить. Но это также духовное исцеление, ибо исцеленный возвещает чудеса Божии. Вся человеческая личность Христа — также Таинство — видимое и действенное знамение силы Божией.

Это чудо внезапно освещает смысл таинств, которые мы принимаем в Церкви. Что такое Таинство? Многие из нас, наверное, затрудняются ответить на этот вопрос. Однако ответ прост. Это — действие священника, которые во имя Христово, благодатью Духа Святого, продолжает совершать то, что совершал Христос на дорогах Палестины, — прощать грехи, избавлять от страданий и смерти. «Во имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святаго Духа. Аминь», — говорит священник, совершая крещение. Но требуется также исполненное значения простое действие — погружение крещаемого в купель с водою. Если бы он произносил только эти слова, не погружая крещаемого в воду, Таинство было бы недействительно. Если бы он погружал в воду, не произнося этих слов, было бы то же самое.

И в каждом церковном таинстве звучит это «еффафа», «отверзись», чтобы открылись наши сердца навстречу Богу и людям, чтобы развязался наш язык в благодатных молитвах и в проповеди любви и истины миру. И чтобы наши святые слова соединялись с нашей жизнью, с нашими действиями, точно выражающими их. Блажен человек, который с самого рождения употребляет дар слуха и языка для общения со Христом.

«И чрезвычайно дивились и говорили: все хорошо делает». Не таким ли было определение Бога о Своем творении в самом начале? «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1, 31). Когда Христос пришел, исцеляя людей и даруя им спасение, Он начал заново дело творения. В начале все было хорошо, но грех человека все исказил. И теперь Христос возвращает Божественную красоту миру, обезображенному человеческим грехом.

Комментарии запрещены.