Новомученик Алексий Протопопов

Священномученик Алексий Протопопов, пресвитер

Свщмч. Алексий Протопопов

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сий ро­дил­ся 15 мар­та 1880 го­да в се­ле Ильин­ском Брон­ниц­ко­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ни­ко­лая Ми­хай­ло­ви­ча Про­то­по­по­ва. В 1896 го­ду Алек­сей окон­чил Пе­ре­р­вин­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, в 1902-м – Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был на­зна­чен учи­те­лем в од­ну из цер­ков­но­при­ход­ских школ Моск­вы.

В 1903 го­ду Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к Бо­го­яв­лен­ско­му хра­му в Москве; в 1907 го­ду пе­ре­ве­ден в Ка­зан­скую цер­ковь в Су­ще­ве, где про­слу­жил до ее за­кры­тия в 1930 го­ду и был пе­ре­ве­ден в храм пре­по­доб­но­го Пи­ме­на Ве­ли­ко­го. По­сле то­го как храм в 1934 го­ду был за­хва­чен об­нов­лен­ца­ми, диа­кон Алек­сий стал слу­жить в со­бо­ре в честь Рож­де­ства Бо­жи­ей Ма­те­ри в го­ро­де Оре­хо­во-Зу­е­во.

В 1935 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка ко хра­му в честь Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в се­ле Ка­зан­ском Пав­ло-По­сад­ско­го рай­о­на, в ко­то­ром и про­шло все его недол­гое пас­тыр­ское слу­же­ние до мас­со­вых го­не­ний 1937 го­да.

20 но­яб­ря 1937 го­да со­труд­ни­ки НКВД до­про­си­ли трех сви­де­те­лей: ста­ро­сту, чле­на цер­ков­ной два­дцат­ки и од­но­го из при­хо­жан Ка­зан­ско­го хра­ма. Они по­ка­за­ли, что их свя­щен­ник ча­сто про­по­ве­ду­ет – ино­гда во вре­мя служ­бы, ино­гда по­сле служ­бы, ста­ра­ясь как мож­но пол­нее рас­крыть со­дер­жа­ние и ука­зать на зна­че­ние то­го или ино­го празд­ни­ка, и в осо­бен­но­сти пре­столь­но­го – Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Сви­де­те­ли так­же по­ка­за­ли, что свя­щен­ник неод­но­крат­но об­ра­щал­ся к при­хо­жа­нам, чтобы они ма­те­ри­аль­но по­мог­ли хра­му, в ко­то­ром толь­ко что был про­из­ве­ден ре­монт, по­мог­ли день­га­ми на за­куп­ку дров для отоп­ле­ния и на опла­ту на­ло­гов го­су­дар­ству, а так­же со­бра­ли сред­ства на со­дер­жа­ние Пат­ри­ар­хии.

Во вре­мя слу­же­ния на пре­столь­ные празд­ни­ки отец Алек­сий го­во­рил, что вся­кий при­хо­жа­нин дол­жен с та­ким ра­дост­ным чув­ством ухо­дить по­сле служ­бы до­мой, чтобы эта ра­дость через него ста­ла до­сто­я­ни­ем и его до­маш­них, чтобы и им за­хо­те­лось прий­ти в храм. Сви­де­те­ли по­ка­за­ли, что свя­щен­ник во вре­мя про­по­ве­ди жа­ло­вал­ся, что ста­ло ма­ло хо­дить в храм пра­во­слав­ных, что рань­ше го­су­дар­ство по­мо­га­ло Церк­ви, а сей­час, при со­вет­ской вла­сти, про­ис­хо­дит все на­обо­рот: церк­ви раз­ру­ша­ют­ся, ко­ло­ко­ла сни­ма­ют­ся, цер­ков­ные цен­но­сти изы­ма­ют­ся.

Отец Алек­сий был аре­сто­ван 27 но­яб­ря 1937 го­да и за­клю­чен в но­гин­скую тюрь­му, где в те­че­ние несколь­ких дней его до­пра­ши­ва­ли раз­ные сле­до­ва­те­ли.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет ма­те­ри­а­ла­ми о том, что вы си­сте­ма­ти­че­ски ве­де­те ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию, на­прав­лен­ную на срыв ме­ро­при­я­тий пар­тии и пра­ви­тель­ства. След­ствие тре­бу­ет от вас от­кро­вен­ных и прав­ди­вых по­ка­за­ний по это­му во­про­су. В чем вы­ра­жа­ет­ся ва­ша ан­ти­со­вет­ская аги­та­ция? – по­тре­бо­вал от­ве­та от свя­щен­ни­ка сле­до­ва­тель.
– Я ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей не за­ни­мал­ся и по это­му во­про­су по­ка­зать ни­че­го не мо­гу, – от­ве­тил отец Алек­сий.
– Дай­те по­ка­за­ния, что вы го­во­ри­ли во вре­мя служ­бы в ре­ли­ги­оз­ный празд­ник так на­зы­ва­е­мой «Ка­зан­ской»?
– 4 но­яб­ря, во вре­мя служ­бы на празд­но­ва­ние Ка­зан­ской, я вы­сту­пил по прось­бе цер­ков­но­го со­ве­та со сло­вом о том, что на отоп­ле­ние церк­ви нет дров. Для то­го, чтобы со­вер­шать бо­го­слу­же­ния, на­до за­го­то­вить дро­ва. По­сколь­ку у нас на это средств не име­ет­ся, я по­про­сил ве­ру­ю­щих се­ла Ка­зан­ское, чтобы они по­жерт­во­ва­ли на по­куп­ку дров и дру­гие цер­ков­ные нуж­ды. По­сле мо­е­го об­ра­ще­ния был сде­лан об­ход с та­рел­кой, и кто сколь­ко мог по­жерт­во­вал.
– Дай­те по­ка­за­ния, что вы го­во­ри­ли ве­ру­ю­щим во вре­мя бо­го­слу­же­ния на празд­но­ва­ние в так на­зы­ва­е­мый «Ни­ко­лин день»?
– Я вы­сту­пил со сло­вом во вре­мя бо­го­слу­же­ния, чтобы ве­ру­ю­щие по­жерт­во­ва­ли, кто сколь­ко смо­жет, на со­дер­жа­ние на­шей епар­хии… По­сле мо­е­го сло­ва был сде­лан об­ход с круж­кой. Боль­ше я ни­че­го не го­во­рил.
– След­ствию из­вест­но, что вы вос­хва­ля­ли до­ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя и враж­деб­но, в контр­ре­во­лю­ци­он­ном ду­хе от­зы­ва­лись о су­ще­ству­ю­щем строе, об­ви­няя в го­не­нии на ре­ли­гию и ду­хо­вен­ство. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ным?
– Да, мне из­вест­но, что та­кие цен­но­сти, как ко­ло­ко­ла и дру­гие, бы­ли изъ­яты, но я это ни­ко­гда не осуж­дал и с ам­во­на по это­му по­во­ду ни­ко­гда не вы­сту­пал, и ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю.
– Вы след­ствию да­е­те лож­ные по­ка­за­ния. След­ствие тре­бу­ет от вас прав­ди­вых по­ка­за­ний по су­ще­ству де­ла.
– Я след­ствию даю прав­ди­вые по­ка­за­ния по су­ще­ству де­ла и еще раз свою ви­нов­ность в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти от­ри­цаю.

По­сле до­про­сов отец Алек­сий был от­прав­лен в Та­ган­скую тюрь­му в Москве. 3 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре. Свя­щен­ник Алек­сий Про­то­по­пов скон­чал­ся в за­клю­че­нии 4 мая 1938 го­да и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

Комментарии запрещены.