Притча о милосердном царе и о безжалостном заимодавце

В сегодняшнем Святом Евангелии, братие, мы слышали назидательнейший урок для нашей жизни. Церковь предложила нам притчу Спасителя о милосердном царе и о безжалостном заимодавце (Мф. 18:24–35). И так, о чём эта притча: у одного царя был должник, который был должен ему 10.000 талантов.

Немилосердный должник

Немилосердный должник

Талант — это древняя, очень большая денежная единица. Талант был около тысячи рублей, но не на наши здешние, а на наши старые русские деньги, как тогда считалось. Поэтому сумма была огромная – два с лишним миллиона.

От должника требуют, чтобы он заплатил долг, но ничего у него нет, чтобы заплатить такую громадную сумму, такой большой долг. Поэтому его господин повелевает продать его и его семью, чтобы хоть что-то выручить. В ужасе от такой участи несчастный должник падает ниц перед государем и говорит: «Господин, дай время мне, и я все тебе отдам».

Ясно, что это был только голос отчаяния, потому что сколько бы он ни бился, все равно такого долга он отдать не мог. Это был вопль ужаса. Государь смилостивился над ним и не то, что дал ему отсрочку, а просто простил ему весь долг.

Трогательный пример царственного милосердия и в то же самое время – только одна сторона медали, как говорят – у медали бывает и оборотная сторона. И вот, дальше Господь говорит: когда этот, только что прощенный должник вышел из царскаго дворца, то встретил одного из своих друзей, который был ему должен всего 100 динарий, т.е. сумму около шестидесяти рублей, на наши деньги, совсем небольшую. И он схватил его, говорит Евангелие, и по-славянски «ем его давляше» (Мф. 18:28), т.е. схватил и душил, требуя, чтобы он немедленно отдал долг.

Друг должник его умоляет теми же словами, которые он говорил царю: «потерпи, и я тебе воздам». Но он посадил своего друга должника в темницу. Другие приятели, услышавши об этом, огорчились и сообщили царю. Разгневанный государь вызвал к себе этого должника и говорит: «Раб, ты злой, жестокий раб! Я весь долг тебе простил, ты меня умолил. Не надлежало ли и тебе простить твоего должника, помиловать его так, как я тебя помиловал?» И прогневавшись, отдал его «истязателям» (МФ. 18:34), пока не отдаст всего долга, а так как он его отдать не сможет, то участь его самая печальная.

И дальше Господь эту притчу грозно закончил: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если вы не простите каждый своего ближнего, от сердца, прегрешения его».

Настолько понятна эта речь, эта притча, что её не требуется объяснять, а только, она для каждого из нас — назидательный урок. Наши долги пред Богом несчетны и неоплатны, но Господь этой притчей указывает нам, что если мы сами простим, то можем надеяться на великую милость от Него Самого.

Ведь мы знаем, что и молитва Господня говорит: «остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должником нашим» – прости нам долги, грехи наши так, как мы и сами оставляем. И если мы, действительно, оставляем, то с дерзновенным упованием можем надеяться, что Господь и нам оставит, так как мы сами оставляем. А если мы не оставляем, тогда сбудется над нами грозное предречение нашего Спасителя.

Нам грешникам, омраченным, погибшим, даровал Господь свет веры, надежду спасения, смертию Сына Своего Единороднаго заплатил за искупление нас от вечной смерти, которой мы предали себя грехом; как залог, как начаток, как напутствие жизни вечной и блаженной, дал нам Духа Своего Святаго, крещение возрождения, нетленную пищу тела и крови Христовой. О, если бы мы были вечными должниками Божиими потому только, что благодеяния Божии к нам безчисленны и вечны!

Святитель Филарет Московский

Святитель Филарет Московский

Но это еще не всё. Есть новые долги наши перед Богом, которые болезненно нас тяготят и глубоко уничижают, – долги, происходящие и возрастающие от того, что мы и заимоданное нам — таланты свои, во зло употребляем. А всегда ли верно воздаем мы Богу славу, благодарность, молитву, ближнему любовь, бедствующему сострадание, бедному возможную помощь?

Тщательно ли употребляем мы в оборот заимоданные нам таланты, – время всегда ли на занятия полезныя, или, по крайней мере, невинныя, разум всегда ли для истины, сердце всегда ли на движения к добру, чувства всегда ли на подвиги умеренности воздержания и чистоты? Можем ли похвалиться, что удовлетворяем в сих отношениях своему долгу?

После сего, братия, усмиренный, как думаю, взор наш обратим на то, что притча Господня оценивает маловажною ценою ста пенязей, – на долги ближних наших пред нами, на их согрешения против нас, на несправедливости, или оскорбления, нами от них претерпеваемыя. То есть, насколько малыми и ничтожными являются все долги сего рода, когда имеем в виду наши собственные долги пред Вседержителем!

Небрежно коснулся кто-нибудь нашей чести: можно вовсе не заметить сего, если мы заняты справедливо заботливою мыслию о том, как часто мы невоздаем должной чести и славы великому и всеблагому Богу.

Кто-нибудь несправедлив против нас: не трудно стерпеть и простить, если разсуждаем, что попустил сие Бог, пред Которым мы так часто, так тяжко неправы. Тому, кто не забывает, что по безконечному только милосердию не низвержен он в вечную темницу, трудно забыться до того, чтобы до уз и темницы преследовать ближняго без необходимости, за оскорбленное своекорыстие или самолюбие.

Но если, к стыду нашему, Христиане, мы забываемся, и помилованные не милуем, и прощаемые не прощаем: то поспешим напомнить себе, что Царь небесный видит; что ближайший к нам клеврет, от котораго нельзя утаиться, наша совесть, против нас пред Ним свидетельствует и будет свидетельствовать; что придет наконец день, когда и Долготерпеливый путесотворит стези гневу Своему (Псал. LXXVII. 50), то есть, правосудию; что упрек небеснаго Судии, который слышим заранее, и который еще можем обратить себе в орудие исправления и спасения, тогда уже неисцельно пройдет душу нашу, как оружие суда и наказания: нe подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего, якоже и аз тя помиловах?

Для заключения сего слова надобно вполне выслушать заключение притчи Господней: тако и Отец Мой небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших согрешения их. От сердец ваших: в сем заключается дух учения о прощении согрешающим, и разрешение могущих встретиться недоразумений. Прости от сердца: не наружно только, и не лицемерно. Прости от сердца: и все сделано, хотя бы потом потребовались от тебя внешния действия, выражающия, по видимому, не прощение, а взыскание. Должника не беднаго, а лукаваго, можно и в темницу всадить в духе помилования, как будто в больницу для излечения его от язвы лукавства.

Царь или судия также не нарушают заповеди о прощении согрешающим, когда определяют наказание виновному, не мстя ему, но исправляя его, и предохраняя невинных от его преступлений. Так добрая мать плачет, и берет розгу на упрямое дитя: без сомнения, в сие время она не мстит, а разумно любит. Прощай согрешающему от сердца, с любовию: а между тем, если можешь и должен, исправляй его с благоразумием и также с любовию. Аминь.

Угодники Божии — наши предстатели и защитники

Митрополит Антоний (Храповицкий)

Митрополит Антоний (Храповицкий)

Еретики не понимают нашего отношения к святым угодникам и говорят, что если любить Бога, то будешь обращаться к Нему, а не к святым, и не понимают нашей к ним молитвы.

Бог любит, когда люди любят друг друга и Ему угодно, если дети, когда кто из них обижен другим, заступаются за обиженного.

Сегодня в Евангелии рассказано, как опечалились люди, видя, как один человек был немилосерден к своему должнику. Он немилосерден потому, что отделился от милосердия Божьего.

Но добрые люди сжалились над обиженным и пошли рассказали о всем бывшем Господину, — так просят за нас святые. И Господь покарает немилосердного, отдав его истязателям. Он отдаст его в рабство страстям и это рабство так ужасно, что наказанный не смеет думать о прощении пока не отдаст всего долга — пока не омоет слезами каждый свой поступок немилосердия.

Господь хочет от нас любви и милосердия друг ко другу.

Спросили однажды Христа — сколько раз надо прощать? Он требует от людей безгневия.

Ставши на молитву и вспомнив об обиженном, пойди примирись с ним. Ибо тогда отпустятся тебе грехи, когда, от всего сердца простив ближнего, ты вступишь в милосердие Божие. Безгневие — есть непрерывное пребывание в милосердии Божием и такое безгневие встречается у русского человека — ничем его нельзя рассердить.

Гнев — есть падение и всегда следствие самолюбия. Господь в иной притче (Мф. 13:44-46) одобряет решение купца и нашедшего сокровище «продать все» , чтобы приобрести бесценные сокровища. Продавая всё, он от всего освобождается.

Простить всё от всего сердца — есть то же самое, и сделать это могут только распявшие свое самолюбие. Господь благословляет тех, кто старается освободиться от своих страстей и смиряется, а глядя на него смиряются и ближние его.

Митрополит Антоний (Храповицкий)

 
 
 

Обсуждение закрыто.