Новомученик Киприан (Нелидов), иеромонах

Преподобномученик Киприан (Нелидов)

Преподобномученик Киприан (Нелидов), иеромонах

Пре­по­доб­но­му­че­ник Ки­при­ан ро­дил­ся 14 июля 1901 го­да в го­ро­де Ка­за­ни в се­мье вра­ча, потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на Алек­сея Пав­ло­ви­ча Нели­до­ва, и его су­пру­ги Ве­ры Алек­се­ев­ны и в кре­ще­нии был на­ре­чен Кон­стан­ти­ном.

Ро­ди­те­ли вско­ре по­сле его рож­де­ния раз­ве­лись; отец пе­ре­ехал в Ниж­ний Нов­го­род и впо­след­ствии, уже в со­вет­ское вре­мя, ра­бо­тал вра­чом в ам­бу­ла­то­рии ОГПУ, а мать уеха­ла в Жи­то­мир. Кон­стан­тин жил в Ниж­нем Нов­го­ро­де у ма­че­хи Ве­ры Алек­се­ев­ны, Алек­сан­дры Бар­со­вой. Окон­чив шко­лу, Кон­стан­тин с 1920-го по 1924 год слу­жил в ар­мии ря­до­вым, а вер­нув­шись со служ­бы, це­ли­ком по­свя­тил се­бя слу­же­нию Церк­ви.

В 1925 го­ду мит­ро­по­лит Ни­же­го­род­ский Сер­гий (Стра­го­род­ский) по­стриг его в ман­тию с име­нем Ки­при­ан и ру­ко­по­ло­жил во иеро­мо­на­ха. С 1928 го­да иеро­мо­нах Ки­при­ан слу­жил в Ка­зан­ском хра­ме в го­ро­де Кзыл-Ор­да в Ка­зах­стане.

В на­ча­ле 1932 го­да мит­ро­по­лит Сер­гий при­гла­сил его в Моск­ву для ра­бо­ты в кан­це­ля­рии Свя­щен­но­го Си­но­да. В ав­гу­сте то­го же го­да отец Ки­при­ан был на­зна­чен на­сто­я­те­лем хра­ма апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва в Бо­го­слов­ском пе­ре­ул­ке. Боль­шую часть вре­ме­ни он про­во­дил в кан­це­ля­рии Си­но­да и в хра­ме, а жил в то вре­мя в квар­ти­ре мос­ков­ско­го ар­хи­тек­то­ра Ви­та­лия Ива­но­ви­ча Долга­но­ва, где жи­ли мать хо­зя­и­на, Ели­за­ве­та Фо­ти­ев­на, его сест­ры, Фа­и­на и Ва­лен­ти­на, и на­хо­див­ший­ся за шта­том епи­скоп Вар­на­ва (Бе­ля­ев).

15 мар­та 1933 го­да ОГПУ аре­сто­ва­ло епи­ско­па Вар­на­ву, иеро­мо­на­ха Ки­при­а­на и се­стер Фа­и­ну и Ва­лен­ти­ну Долга­но­вых. Отец Ки­при­ан был до­про­шен сра­зу же в ко­мен­да­ту­ре ОГПУ на Лу­бян­ке. По­сле от­ве­та на во­про­сы о том, кто жи­вет в квар­ти­ре вме­сте с ним и кто к ним при­хо­дит в го­сти, отец Ки­при­ан ска­зал: «Во вре­мя чае­пи­тий бы­ли раз­го­во­ры, де­ли­лись впе­чат­ле­ни­я­ми, где кто жил и ка­кие там усло­вия жиз­ни. На по­ли­ти­че­ские те­мы раз­го­во­ров не бы­ло». На сле­ду­ю­щий день по­сле до­про­са он был пе­ре­ве­зен в Бу­тыр­скую тюрь­му.

8 ап­ре­ля иеро­мо­нах Ки­при­ан сно­ва был вы­зван на до­прос и сле­до­ва­тель спро­сил его, при­зна­ет ли он се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном ему об­ви­не­нии. «В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю», – от­ве­тил отец Ки­при­ан.
23 ап­ре­ля след­ствие бы­ло за­кон­че­но. Аре­сто­ван­ных об­ви­ни­ли в со­зда­нии на квар­ти­ре Долга­но­вых неле­галь­но­го мо­на­сты­ря и в ре­ли­ги­оз­ном вли­я­нии на мо­ло­дежь.

«Вер­бу­е­мым в мо­на­ше­ство вну­ша­лась мысль, что при су­ще­ству­ю­щей со­вет­ской вла­сти мо­ло­дежь раз­вра­ща­ет­ся, необ­хо­ди­мо спа­сать­ся от раз­вра­ще­ния, ухо­дя в мо­на­ше­ство для за­щи­ты ре­ли­гии», – на­пи­сал сле­до­ва­тель в об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии.

10 мая 1933 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло епи­ско­па Вар­на­ву и иеро­мо­на­ха Ки­при­а­на к трем го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь, а Фа­и­ну и Ва­лен­ти­ну Долга­но­вых – к трем го­дам ссыл­ки в Се­вер­ный край. Отец Ки­при­ан был от­прав­лен в ла­герь на Ал­тае, на стро­и­тель­ство Бий­ско­го трак­та.

На­хо­див­ша­я­ся в том же ла­ге­ре пра­во­слав­ная ми­рян­ка из Моск­вы вспо­ми­на­ла о нем: «Чу́дная, свет­лая лич­ность был этот отец Ки­при­ан. Все­гда ров­ный, свет­лый, яс­ный, на вид рус­ский ви­тязь пол­ный сил и здо­ро­вья… Сна­ча­ла опре­де­ли­ли ему зем­ля­ные ра­бо­ты, а по­том на­зна­чи­ли кла­дов­щи­ком. И тут по­сы­па­лись бе­ды. За чест­ность, непод­куп­ность, неже­ла­тель­ную для окру­жа­ю­щих, его окле­ве­та­ли и от­пра­ви­ли в штраф­ную ко­ман­ди­ров­ку к са­мым отъ­яв­лен­ным раз­бой­ни­кам и жу­ли­кам… Бо­лее мрач­ное ме­сто труд­но пред­ста­вить.»

«Сре­ди гор­ных хреб­тов бур­но бе­жит реч­ка Ка­тунь, но ее не вид­но с той пло­щад­ки, на ко­то­рой рас­по­ло­жил­ся ла­герь; толь­ко пра­чеч­ная и ба­ня сто­ят на краю ре­ки, но к ним на­до до­би­рать­ся уз­кой кру­той троп­кой, по­чти вер­ти­каль­но сбе­га­ю­щей глу­бо­ко вниз по кру­че об­ры­ва. Об­рыв вы­со­кий… А го­ры так рас­по­ло­же­ны, что солн­це ви­де­ли толь­ко те лю­ди, ко­то­рые ухо­ди­ли на до­рож­ные ра­бо­ты за вы­ступ го­ры. Сам же ла­герь все­гда был по­крыт те­нью от нее».

«На пло­щад­ке, ли­шен­ной сол­неч­но­го све­та, рас­по­ло­жи­лись два ла­гер­ных от­де­ле­ния: од­но про­сто кон­вой­ное, дру­гое – стро­го кон­вой­ное. По­след­нее бы­ло от­де­ле­но ча­сто­ко­лом, окру­же­но выш­ка­ми со “скво­реч­ни­ком» – сол­да­том с ру­жьем».

В ла­ге­ре вме­сто ба­ра­ков сто­я­ли па­лат­ки с двух­этаж­ны­ми на­ра­ми, ко­то­рые обо­гре­ва­лись же­лез­ны­ми пе­чур­ка­ми. Здесь от­цу Ки­при­а­ну мно­гое при­шлось пре­тер­петь – «его окру­жа­ли гру­бость, рас­пу­щен­ность и раз­вра­щен­ность. Но он все по­беж­дал сво­ей кро­то­стью. Бу­дучи дне­валь­ным в па­лат­ке этих раз­нуз­дан­ных лю­дей, он им не пе­ре­чил, не уко­рял, ста­рал­ся услу­жить… лю­бил их, и ко­гда вско­ре умер… то один из них вспо­ми­нал о нем со сле­за­ми».

Смерть от­ца Ки­при­а­на про­из­ве­ла боль­шое впе­чат­ле­ние на за­клю­чен­ных, да­же на уго­лов­ни­ков, уви­дев­ших в нем об­ра­зец ис­тин­но­го уче­ни­ка Хри­сто­ва.

Иеро­мо­нах Ки­при­ан (Нели­дов) скон­чал­ся 16 июня 1934 го­да в ла­гер­ном ла­за­ре­те и был по­гре­бен в уще­лье Кор­ку­чи, где был рас­по­ло­жен ла­герь, в от­дель­ной, ныне без­вест­ной мо­ги­ле.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)
«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Июнь».

Обсуждение закрыто.