Священномученик Александр Хотовицкий, пресвитер

Священномученик Александр Хотовицкий, пресвитер

Священномученик Александр Хотовицкий, пресвитер

Но­во­му­че­ник рос­сий­ский Алек­сандр Хо­то­виц­кий ро­дил­ся 11 фев­ра­ля 1872 го­да в го­ро­де Кре­мен­це в бла­го­че­сти­вой се­мье рек­то­ра Во­лын­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии про­то­и­­рея Алек­сандра, па­мять о ко­то­ром как о доб­ром пас­ты­ре дол­го хра­ни­лась в серд­цах пра­во­слав­ных жи­те­лей Во­лы­ни. Ро­ди­те­ли да­ли от­ро­ку доб­рое хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние, вну­ши­ли ему лю­бовь к Пра­во­слав­ной Церк­ви и на­ро­ду Бо­жию.

Об­ра­зо­ва­ние бу­ду­щий пас­тырь по­лу­чил в Во­лын­ской се­ми­на­рии и Санкт-Пе­тер­бург­ской ду­хов­ной ака­де­мии, ко­то­рую за­кон­чил ма­ги­стран­том в 1895 го­ду. По окон­ча­нии ака­де­мии он был на­прав­лен на мис­си­о­нер­ское слу­же­ние в Але­ут­скую и Се­ве­ро­аме­ри­кан­скую епар­хию, в Нью-Йорк, где за­нял ме­сто пса­лом­щи­ка при толь­ко что от­стро­ен­ном пра­во­слав­ном хра­ме свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. По­сле бра­ка с вос­пи­тан­ни­цей пе­тер­бург­ско­го Пав­лов­ско­го ин­сти­ту­та Ма­ри­ей Щер­бу­хи­ной свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на, а вско­ре, 25 фев­ра­ля 1896 го­да, во пре­сви­те­ра епи­ско­пом Але­ут­ским Ни­ко­ла­ем (Зи­о­ро­вым), о ко­то­ром отец Алек­сандр вспо­ми­нал все­гда с бла­го­дар­но­стью и лю­бо­вью.

Хи­ро­то­ния со­сто­я­лась в ка­фед­раль­ном со­бо­ре епар­хии в Сан-Фран­цис­ко. В сво­ей ре­чи к но­во­по­свя­щен­но­му епи­скоп Ни­ко­лай так объ­яс­нил свой вы­бор став­лен­ни­ка: «Твоя осо­бен­ная по­ря­доч­ность и бла­го­вос­пи­тан­ность, твой бла­го­род­ный иде­а­лизм, твоя ре­ли­ги­оз­ность сра­зу рас­по­ло­жи­ли ме­ня к те­бе и за­ста­ви­ли ме­ня вы­де­лить те­бя из ря­да дру­гих мо­ло­дых лю­дей, ко­то­рые бы­ва­ли с то­бою у ме­ня в Пе­тер­бур­ге. Я уви­дел, что ты име­ешь ту ис­кру Бо­жию, ко­то­рая вся­кое слу­же­ние де­ла­ет во­ис­ти­ну де­лом Бо­жи­им и без ко­то­рой вся­кое зва­ние пре­вра­ща­ет­ся в без­душ­ное и мерт­вя­щее ре­мес­ло. Пер­вый твой опыт в про­по­вед­ни­че­стве мог убе­дить те­бя, что зна­чит это во­оду­шев­ле­ние: ты сам ви­дел, как со­би­ра­лись око­ло те­бя лю­ди, чтобы по­слу­шать те­бя, и с ка­ким на­пря­жен­ным вни­ма­ни­ем вы­ста­и­ва­ли они не один час во вре­мя тво­их бе­сед. По­че­му же эти лю­ди слу­ша­ли те­бя, а не шли к дру­гим про­по­вед­ни­кам? Яс­но по­че­му: та ис­кра Бо­жия, ко­то­рая го­рит в те­бе, по­доб­но маг­ни­ту, вле­чет к те­бе серд­ца этих лю­дей».

Через неде­лю по ру­ко­по­ло­же­нии юный свя­щен­ник воз­вра­тил­ся в Нью-Йорк, чтобы стать там на­сто­я­те­лем при­хо­да, где ра­нее нес по­слу­ша­ние пса­лом­щи­ка, С 1898 по 1907 год но­во­му­че­ник Алек­сандр со­вер­шал пас­тыр­ское слу­же­ние под омо­фо­ром свя­ти­те­ля Ти­хо­на. Свя­той Ти­хон, ко­то­ро­го в тра­ги­че­ский для Рос­сии 1917 год Про­мысл Бо­жий воз­вел на Пер­во­свя­ти­тель­ский Пре­стол Мос­ков­ских Пат­ри­ар­хов, вы­со­ко це­нил сер­деч­ное бла­го­че­стие, дар пас­тыр­ской люб­ви и все­сто­рон­нюю бо­го­слов­скую об­ра­зо­ван­ность от­ца Алек­сандра. По­при­ще его де­я­тель­но­сти в Со­еди­нен­ных Шта­тах бы­ло весь­ма ши­ро­ким и мно­го­плод­ным: он с успе­хом со­вер­шал мис­си­о­нер­ское слу­же­ние, глав­ным об­ра­зом, сре­ди эми­гран­тов-уни­а­тов, вы­ход­цев из Га­ли­ции и Кар­пат­ской Ру­си, он был так­же од­ним из бли­жай­ших по­мощ­ни­ков ар­хи­пас­ты­рей пра­во­слав­ной Аме­ри­ки, пред­став­ляя Пра­во­слав­ную Цер­ковь в аме­ри­кан­ских ре­ли­ги­оз­ных учре­жде­ни­ях и со­бра­ни­ях.

Мис­си­о­нер­ский труд от­ца Алек­сандра был со­пря­жен со мно­ги­ми ис­ку­ше­ни­я­ми и скор­бя­ми. Ар­хи­епи­скоп Пла­тон (Рож­де­ствен­ский), впо­след­ствии мит­ро­по­лит, воз­да­вая стра­сто­терп­цу Алек­сан­дру дань бла­го­дар­но­сти за по­не­сен­ные им в Аме­ри­ке тру­ды, в сло­ве, про­из­не­сен­ном за Бо­же­ствен­ной ли­тур­ги­ей при про­ща­нии с от­цом Алек­сан­дром 26 фев­ра­ля 1914 го­да, сре­ди про­че­го ска­зал «Был в мо­ей и тво­ей жиз­ни день, ко­гда по­ут­ру ты, при­дя ко мне в ком­на­ту, мно­го не го­во­ря, от­крыл свою со­роч­ку на гру­ди и по­ка­зал мне си­не­ю­щую там огром­ную сса­ди­ну с кро­вью. То бы­ла ра­на от пал­ки ка­ко­го-то изу­ве­ра, в ди­ком озлоб­ле­нии бро­сив­ше­го­ся на те­бя по­сле то­го со­бра­ния рус­ских лю­дей, на ко­то­ром ты уве­ще­вал род­ных по кро­ви бра­тий от­речь­ся от па­губ­ной унии с Ри­мом. Все мое су­ще­ство со­дрог­ну­лось то­гда от охва­тив­ше­го ме­ня вол­не­ния, пре­до мною был факт ис­по­вед­ни­че­ства за Хри­ста.

Тру­да­ми от­ца Алек­сандра бы­ли со­зда­ны пра­во­слав­ные при­хо­ды в Фила­дель­фии, Юн­кер­се, Па­най­ке и дру­гих боль­ших и ма­лых го­ро­дах Се­вер­ной Аме­ри­ки. При­хо­жа­на­ми этих хра­мов бы­ли как пра­во­слав­ные по рож­де­нию лю­ди, ко­то­рых судь­ба за­нес­ла в Но­вый Свет так и об­ра­щен­ные из уни­ат­ства ру­си­ны и при­со­еди­нив­ши­е­ся к Пра­во­слав­ной Церк­ви вы­ход­цы из про­те­стан­тов.

Се­рьез­ный вклад в де­ло сви­де­тель­ства ис­ти­ны Пра­во­сла­вия ино­слав­но­му аме­ри­кан­ско­му об­ще­ству внес вы­хо­див­ший под ре­дак­ци­ей от­ца Алек­сандра на ан­глий­ском и рус­ском язы­ках «Аме­ри­кан­ский Пра­во­слав­ный Вест­ник». В этом жур­на­ле ре­гу­ляр­но пе­ча­та­лись ста­тьи ре­дак­то­ра.

Но­во­му­че­ник Алек­сандр при­нял де­я­тель­ное уча­стие в со­зда­нии епар­хи­аль­но­го Пра­во­слав­но­го об­ще­ства вза­и­мо­по­мо­щи, ис­пол­няя в раз­ное вре­мя обя­зан­но­сти его каз­на­чея пер­во­го сек­ре­та­ря и пред­се­да­те­ля. Об­ще­ство ока­зы­ва­ло ма­те­ри­аль­ную по­мощь ав­стрий­ским ру­си­нам, ма­ке­дон­ским сла­вя­нам, рус­ским во­и­нам в Мань­чжу­рии и рос­сий­ским во­ен­но­плен­ным в япон­ских ла­ге­рях.

Отец Алек­сандр взял так­же на се­бя по­движ­ни­че­ский труд по со­зда­нию в Нью-Йор­ке вме­сто ма­ло­го при­ход­ско­го хра­ма за­ме­ча­тель­но­го в ар­хи­тек­тур­ном от­но­ше­нии гран­ди­оз­но­го со­бо­ра свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, став­ше­го укра­ше­ни­ем го­ро­да. Со­би­рая сред­ства на со­ору­же­ние со­бо­ра, он объ­ез­жал пра­во­слав­ные об­щи­ны Аме­ри­ки, с этой же це­лью по­бы­вал в 1901 го­ду на ро­дине, в Рос­сии. В ле­то­пи­си хра­ма свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, став­ше­го в 1903 го­ду ка­фед­раль­ным со­бо­ром, за­пе­чат­ле­но: «Ос­но­ван и со­здан сей ка­фед­раль­ный со­бор в го­ро­де Нью-Йор­ке, в Се­вер­ной Аме­ри­ке, ижди­ве­ни­ем, за­бо­та­ми и тру­да­ми все­чест­ней­ше­го ка­фед­раль­но­го про­то­и­е­рея от­ца Алек­сандра Хо­то­виц­ко­го в ле­то от Рож­де­ства Хри­сто­ва 1902-е».

26 фев­ра­ля 1906 го­да пра­во­слав­ная Аме­ри­ка празд­но­ва­ла де­ся­ти­ле­тие свя­щен­ни­че­ско­го слу­же­ния од­но­го из сво­их са­мых за­ме­ча­тель­ных пас­ты­рей про­то­и­е­рея Алек­сандра. По­здрав­ляя юби­ля­ра, свя­ти­тель Ти­хон ска­зал «Ко­гда ты вспо­ми­на­ешь в го­дов­щи­ну свое по­свя­ще­ние во иерея Бо­жия, то неволь­но за­да­ешь­ся мыс­лью о том, как ты упо­тре­бил дан­ный те­бе от Бо­га та­лант, не вот­ще ли бы­ла бла­го­дать Бо­жия на те­бе, как да­ле­ко ты ушел по пу­ти нрав­ствен­но­го усо­вер­шен­ство­ва­ния. Ты при этом про­из­во­дишь сам се­бе суд, но тут ты яв­ля­ешь­ся сам и су­дьей и су­ди­мым. А для пра­виль­но­сти су­да тре­бу­ет­ся вы­слу­шать го­ло­са лю­дей по­сто­рон­них сви­де­те­лей. Вот они и вы­сту­па­ют пред то­бою: при­слу­шай­ся же к их го­ло­су! Бла­го­да­ре­ние Гос­по­ду! Сей­час мы вы­слу­ша­ли про­стран­ное и во­оду­шев­лен­ное сви­де­тель­ство их в по­хва­лу те­бе. Со сво­ей сто­ро­ны, как на­чаль­ник твой, мо­гу сви­де­тель­ство­вать, что ты оправ­дал до­ве­рие и ча­я­ния, ко­то­рые воз­ла­га­лись на те­бя при тво­ем по­свя­ще­нии».

Са­мо­от­вер­жен­ное пас­тыр­ское слу­же­ние но­во­му­че­ни­ка Алек­сандра в Аме­ри­ке зна­ме­на­тель­ным об­ра­зом за­кон­чи­лось ров­но через 18 лет по его ру­ко­по­ло­же­нии а сан пре­сви­те­ра – 26 фев­ра­ля 1914 го­да. В про­щаль­ном сво­ем сло­ве отец Алек­сандр ска­зан «Про­щай, род­ная мать моя, свя­тая Аме­ри­кан­ская Цер­ковь, Пра­во­слав­ная аме­ри­кан­ская Русь. До зем­ли скло­ня­ет­ся пред то­бою сы­нов­ним по­кло­ном веч­но бла­го­дар­ный те­бе сын твой. Ты ме­ня ро­ди­ла ду­хов­но, ты взрас­та­ла ме­ня, от недр тво­их ты си­лой сво­ей вдох­но­ви­ла ме­ня. Ис­по­вед­ни­че­ством на­са­ди­те­лей тво­их об­ли­стан­ная, апо­столь­ством про­по­вед­ни­ков тво­их оза­рен­ная, рев­но­стью вер­ных чад тво­их обла­го­ухан­ная, – ве­ли­чай­шее сча­стье да­ла ты мне, – быть сы­ном тво­им!.

С 1914 по 1917 го­ды отец Алек­са­одр нес свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние в Гель­синг­фор­се (Хель­син­ки), в Фин­лян­дии, где боль­шин­ство со­став­ля­ли про­те­стан­ты. Хо­тя Фин­лян­дия и вхо­ди­ла то­гда в со­став Рос­сий­ской Им­пе­рии, но пра­во­слав­но­му ду­хо­вен­ству при­хо­ди­лось там про­яв­лять боль­шие уси­лия, чтобы огра­дить пра­во­слав­ных ка­рел от про­зе­ли­ти­че­ской экс­пан­сии со сто­ро­ны фин­ских лю­те­ран. В Фин­лян­дии но­во­му­че­них Алек­сандр был вер­ным де­я­тель­ным и са­мо­от­вер­жен­ным по­мощ­ни­ком сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря Сер­гия (Стра­го­род­ско­го), впо­след­ствии Пат­ри­ар­ха.

В ав­гу­сте 1917 го­да про­то­и­е­рей Алек­сандр был пе­ре­ве­ден в Моск­ву с на­зна­че­ни­ем клю­ча­рем ка­фед­раль­но­го хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля. В Москве он вновь ока­зал­ся под бли­жай­шим на­ча­лом свя­то­го Ти­хо­на, с ко­то­рым тес­но сбли­зил­ся еще в Аме­ри­ке.

Стра­сто­тер­пец Алек­сандр участ­во­вал в де­я­ни­ях По­мест­но­го Со­бо­ра 1917–1918 го­дов. Ко­гда на Со­бо­ре об­суж­дал­ся во­прос о со­став­ле­нии по­сла­ния к пра­во­слав­ной пастве по по­во­ду вы­бо­ров в Учре­ди­тель­ное Со­бра­ние, он вы­ска­зал­ся за то, чтобы в дни, ко­гда ре­ша­ет­ся судь­ба Рос­сии, Цер­ковь в ли­це Со­бо­ра не устра­ня­лась от борь­бы за спа­се­ние Оте­че­ства. Го­во­ря о цер­ков­но-cтро­и­тель­ных тру­дах Со­бо­ра, о раз­ра­ба­ты­ва­е­мых им пред­на­чер­та­ни­ях по на­ла­жи­ва­нию и оздо­ров­ле­нию внут­ри­цер­ков­ной жиз­ни, он не без го­ре­чи ска­зал: «По­хо­же на то, как ес­ли бы в ру­ках смот­ри­те­лей ка­ко­го-ли­бо зда­ния ки­пе­ла ра­бо­та по из­го­тов­ле­нию чер­те­жей, про­ек­тов и т. д. для наи­луч­ше­го со­ору­же­ния, и они спо­кой­но смот­ре­ли бы в то же вре­мя, как кир­пич за кир­пи­чом вра­же­ской ру­кой это же зда­ние раз­ру­ша­ет­ся».

В труд­ные го­ды меж­до­усоб­ной вой­ны но­во­му­че­ник Алек­сандр был од­ним из бли­жай­ших по­мощ­ни­ков свя­то­го Ти­хо­на по управ­ле­нию Мос­ков­ской епар­хи­ей. В 1918 го­ду при хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля под ду­хов­ным окорм­ле­ни­ем его на­сто­я­те­ля про­то­и­е­рея Ни­ко­лая Ар­се­нье­ва и клю­ча­ря от­ца Алек­сандра бы­ло учре­жде­но брат­ство. В са­мом на­ча­ле сво­ей де­я­тель­но­сти брат­ство об­ра­ти­лось к пра­во­слав­ной пастве с воз­зва­ни­ем, в со­став­ле­нии ко­то­ро­го участ­во­вал и отец Алек­сандр. В этом до­ку­мен­те го­во­ри­лось: «Рус­ские лю­ди! Храм Хри­ста Спа­си­те­ля – кра­са Моск­вы, гор­дость Рос­сии, ра­дость Пра­во­слав­ной Церк­ви, – об­ре­чен на мед­лен­ное раз­ру­ше­ние. Ему, это­му слав­но­му па­мят­ни­ку ве­ли­ких по­дви­гов рус­ских бо­га­ты­рей, по­ло­жив­ших ду­шу свою за род­ную зем­лю и свя­тую ве­ру пра­во­слав­ную, от­ка­за­но в го­судар­ствен­ной под­держ­ке. Рус­ские лю­ди! Уже­ли от­да­ди­те вы чу­дес­ный храм Спа­си­те­ля на по­сме­я­ние? Уже­ли прав­ду утвер­жда­ют го­ни­те­ли Свя­той Церк­ви, буд­то рус­ские лю­ди уже не нуж­да­ют­ся в свя­ты­нях – хра­мах, та­ин­ствах, бо­го­слу­же­ни­ях, буд­то все это пе­ре­жит­ки и суе­ве­рия? От­зо­ви­тесь, бо­го­моль­цы! От­зо­ви­тесь, все как один! Встань­те на стра­же сво­их свя­тынь! Щед­рые жерт­вы бо­га­тых да спле­тут­ся в доб­ром по­ры­ве с дра­го­цен­ны­ми гро­ши­ка­ми ве­ру­ю­щей бед­но­ты. Серд­це Рос­сии, Москва! Сбе­ре­ги свою свя­ты­ню, свой храм Спас зла­то­гла­вый!» В от­вет на этот при­зыв пра­во­слав­ные жи­те­ли Моск­вы всту­па­ли в брат­ство хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля и при­но­си­ли свою леп­ту на со­дер­жа­ние ве­ли­че­ствен­но­го хра­ма.

Пас­тыр­ское слу­же­ние в те го­ды со­пря­же­но бы­ло со мно­ги­ми скор­бя­ми и опас­но­стя­ми. В мае 1920 и в но­яб­ре 1921 го­да отец Алек­сандр под­вер­гал­ся крат­ковре­мен­ным аре­стам. Его об­ви­ня­ли в на­ру­ше­нии де­кре­та об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства и шко­лы от Церк­ви, – в пре­по­да­ва­нии За­ко­на Бо­жия де­тям.

Тя­же­лые ис­пы­та­ния об­ру­ши­лись на Цер­ковь в 1922 го­ду, ко­гда, под пред­ло­гом по­мо­щи го­ло­да­ю­щим, про­во­ди­лось на­силь­ствен­ное изъ­я­тие цер­ков­но­го до­сто­я­ния, в том чис­ле свя­щен­ных со­су­дов, икон и дру­гих свя­тынь. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, по при­зы­ву сво­е­го свя­то­го Пред­сто­я­те­ля, щед­ро жерт­во­ва­ла на го­ло­да­ю­щих. Но ко­гда свя­той Ти­хон в об­ра­ще­нии к сво­ей все­рос­сий­ской пастве вы­ска­зал­ся про­тив со­уча­стия свя­щен­но­слу­жи­те­лей в за­пре­щен­ной ка­но­на­ми вы­да­че свя­щен­ных со­су­дов для нецер­ков­но­го упо­треб­ле­ния, на­ча­лась кам­па­ния пе­чат­ной кле­ве­ты на Цер­ковь, аре­сто­ван был ее Пред­сто­я­тель, по всей Рос­сии про­ка­ти­лась вол­на про­цес­сов по об­ви­не­нию слу­жи­те­лей Ал­та­ря Гос­под­ня в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. На этих про­цес­сах мно­гие из вер­ных чад Хри­сто­вой Церк­ви бы­ли при­го­во­ре­ны к смерт­ной каз­ни и про­ли­ли кровь как свя­щен­но­му­че­ни­ки и му­че­ни­ки.

В скорб­ные для Церк­ви дни отец Алек­сандр неукос­ни­тель­но ру­ко­вод­ство­вал­ся об­ра­ще­ни­ем к пастве свя­то­го Пат­ри­ар­ха и его ука­за­ни­я­ми. В хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля про­во­дил­ся сбор для по­мо­щи го­ло­да­ю­щим В то же вре­мя пред­при­ни­ма­лись уси­лия к то­му, чтобы со­хра­нить свя­ты­ни хра­ма. На квар­ти­ре от­ца Алек­сандра про­хо­ди­ли за­се­да­ния кли­ри­ков и при­хо­жан хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля, на ко­то­рых вы­ра­ба­ты­ва­лась ре­зо­лю­ция при­ход­ско­го со­бра­ния по по­во­ду пра­ви­тель­ствен­но­го де­кре­та.

В про­ек­те ре­зо­лю­ции, со­став­лен­ном от­цом Алек­сан­дром, был вы­ра­жен про­тест про­тив на­силь­ствен­но­го изъ­я­тия цер­ков­ных цен­но­стей. Со­бра­ние при­хо­жан, со­зван­ное 23 мар­та 1922 го­да, уже по­сле аре­ста но­во­му­че­ни­ка Алек­сандра, в хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля под пред­се­да­тель­ством про­то­и­е­рея Ни­ко­лая Ар­се­нье­ва, при­ня­ло окон­ча­тель­ный текст ре­зо­лю­ции, в ко­то­ром от пра­ви­тель­ства за­тре­бо­ва­ны бы­ли га­ран­тии, что все по­жерт­во­ва­ния бу­дут дей­стви­тель­но об­ра­ще­ны на спа­се­ние жиз­ни го­ло­да­ю­щих. Участ­ни­ки со­бра­ния про­те­сто­ва­ли пре­тив пе­чат­ной трав­ли Церк­ви, про­тив оскорб­ле­ний иерар­хии. Со­став­ле­ние это­го до­ку­мен­та вла­сти рас­це­ни­ли как пре­ступ­ное контр­ре­во­лю­ци­он­ное де­я­ние.

По­сле двух про­ти­во­цер­ков­ных про­цес­сов, – в Пет­ро­гра­де и Москве, за­кон­чив­ших­ся каз­ня­ми свя­щен­но­му­че­ни­ков и му­че­ни­ков, – 27 но­яб­ря 1922 го­да в Москве от­крыл­ся но­вый гром­кий про­цесс про­тив ду­хо­вен­ства и ми­рян, ко­то­рые об­ви­ня­лись в том, что они буд­то бы «пы­та­лись удер­жать в сво­их ру­ках цер­ков­ные бо­гат­ства и на поч­ве го­ло­да сва­лить со­вет­скую власть».

На ска­мью под­су­ди­мых по­са­ди­ли 105 свя­щен­но­слу­жи­те­лей и ми­рян. Сре­ди глав­ных об­ви­ня­е­мых бы­ли бла­го­чин­ный 2 от­де­ла Пре­чи­стин­ско­го Со­ро­ка про­то­и­е­рей Сер­гий Успен­ский, на­сто­я­тель хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля про­то­и­е­рей Ни­ко­лай Ар­се­ньев, клю­чарь хра­ма про­то­и­е­рей Алек­сандр Хо­то­виц­кий, свя­щен­ник хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля Илия Гро­мо­гла­сов, смот­ри­тель это­го же хра­ма Лев Ев­ге­нье­вич Ано­хин, на­сто­я­тель церк­ви Иоан­на Во­и­на про­то­и­е­рей Си­ме­он Го­лу­бев.

Зна­чи­тель­ная часть об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния, пред­став­лен­но­го су­ду, ка­са­лась де­я­тель­но­сти кли­ри­ков и при­хо­жан хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля. «Глав­ны­ми ор­га­ни­за­то­ра­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми этой пре­ступ­ной де­я­тель­но­сти, – го­во­ри­лось в об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии, – яви­лись в этом рай­оне Пред­се­да­тель со­ве­та об­щин свя­щен­ник Хо­то­виц­кий, на­сто­я­тель хра­ма свя­щен­ник Ар­се­ньев, свя­щен­ник Зо­ти­ков, свя­щен­ник Гро­мо­гла­сов, быв­ший при­сяж­ный по­ве­рен­ный Ка­ю­тов, быв­ший то­ва­рищ ми­ни­стра Щеп­кин, тор­го­вец Го­лов­кин и ин­же­нер Ано­хин.

С по­яв­ле­ни­ем де­кре­та ВЦИК об изья­тии цер­ков­ных цен­но­стей они на­ча­ли свою под­го­то­ви­тель­ную де­я­тель­ность под ру­ко­вод­ством свя­щен­ни­ка Хо­то­виц­ко­го, ко­то­рый неод­но­крат­но и тай­но со­би­рал у се­бя в квар­ти­ре озна­чен­ных вы­ше лиц и сов­мест­но с ни­ми вы­ра­ба­ты­вал ме­ры, ко­то­рые пред­по­ла­га­лось пред­при­нять в це­лях осу­ществ­ле­ния пре­ступ­но­го на­ме­ре­ния».

Священномученик Александр Хотовицкий, пресвитер

Протопресвитер Александр Хотовицкий

Су­деб­ные за­се­да­ния про­дол­жа­лись в те­че­ние двух недель. По­сле огла­ше­ния про­стран­но­го об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния на­чал­ся до­прос об­ви­ня­е­мых.

Свя­щен­ник Алек­сандр на до­про­се дер­жал­ся ров­но, спо­кой­но, ста­рал­ся вы­го­ро­дить дру­гих об­ви­ня­е­мых. Ви­нов­ным се­бя он не при­знал, за­явил: «Я по­ла­гаю, что нет контр­ре­во­лю­ци­он­но­сти в том, чтобы про­сить о за­мене цер­ков­ных цен­но­стей со­от­вет­ству­ю­щим ме­тал­лом».

По­сле до­про­са всех об­ви­ня­е­мых и сви­де­те­лей на су­деб­ном за­се­да­нии 6 де­каб­ря зло­ве­ще зна­ме­ни­тый впо­след­ствии про­ку­рор Вы­шин­ский про­из­нес об­ви­ни­тель­ную речь. Он про­сил суд при­го­во­рить к смерт­ной каз­ни 13 об­ви­ня­е­мых, и сре­ди них про­то­и­е­ре­ев Алек­сандра Хо­то­виц­ко­го, Сер­гия Успен­ско­го, свя­щен­ни­ка Илию Гро­мо­гла­со­ва, игу­ме­нию Но­во­де­ви­чье­го мо­на­сты­ря Ве­ру (По­бе­дин­скую), А. Е. Ано­хи­на.

Дру­гих об­ви­ня­е­мых Вы­шин­ский про­сил осу­дить на раз­ные сро­ки тю­рем­но­го за­клю­че­ния. 11 де­каб­ря об­ви­ня­е­мым бы­ла предо­став­ле­на воз­мож­ность ска­зать по­след­нее сло­во. В сво­ем по­след­нем сло­ве отец Алек­сандр преж­де все­го по­пы­тал­ся снис­кать у су­да снис­хож­де­ния и ми­лость к сво­им со­бра­тьям: «Про­шу об­ра­тить вни­ма­ние на тех, ко­то­рые би­ли у ме­ня на со­бра­нии; од­ни из них ста­ри­ки, а дру­гие – со­всем мо­ло­дые и ни в чем не ви­нов­ные. Со­бра­ние у ме­ня бы­ло са­мое обык­но­вен­ное, оно не яв­ля­лось контр­ре­во­лю­ци­он­ным и не име­ло ха­рак­те­ра тем­но­го за­го­во­ра».

Са­мое про­стран­ное по­след­нее сло­во бы­ло ска­за­но про­фес­со­ром свя­щен­ни­ком Или­ей Гро­мо­гла­со­вым. В нем об­ви­ня­е­мый пы­тал­ся рас­по­ло­жить к се­бе суд рас­ска­зом о сво­ей преж­ней оп­по­зи­ции к Свя­тей­ше­му Си­но­ду. По ма­те­ри­а­лам об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния он ска­зал, что ему «ни­че­го не бы­ло из­вест­но о пре­ступ­ной ор­га­ни­за­ции, во гла­ве ко­то­рой сто­ял Хо­то­виц­кий».

13 де­каб­ря был огла­шен при­го­вор ре­во­лю­ци­он­но­го три­бу­на­ла. Он ока­зал­ся бо­лее мяг­ким, чем кро­во­жад­ные при­го­во­ры, вы­не­сен­ные на пет­ро­град­ском и пер­вом мос­ков­ском про­цес­сах по де­лам об изъ­я­тии цер­ков­ных цен­но­стей. Глав­ные об­ви­ня­е­мые – игу­ме­ния Ве­ра (По­бе­дин­ская), про­то­и­е­рей Сер­гий Успен­ский и про­то­и­е­рей Алек­сандр Хо­то­виц­кий бы­ли при­го­во­ре­ны к ли­ше­нию сво­бо­ды сро­ком на 10 лет, кон­фис­ка­ции иму­ще­ства и по­ра­же­нию в пра­вах на 5 лет. Дру­гих осу­ди­ли на мень­шие сро­ки тю­рем­но­го -за­клю­че­ния. Хо­да­тай­ства о по­ми­ло­ва­нии, по­дан­ные осуж­ден­ны­ми на осо­бен­но дли­тель­ные сро­ки тю­рем­но­го за­клю­че­ния, в том чис­ле про­то­и­е­ре­ем Алек­сан­дром, бы­ли от­кло­не­ны Пре­зи­ди­у­мом ВЦИК 16 фев­ра­ля 1923 го­да.

По­сле воз­вра­ще­ния свя­то­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на к управ­ле­нию цер­ков­но­му и ря­да его за­яв­ле­ний о ло­яль­но­сти го­судар­ствен­ной вла­сти мно­гие из ар­хи­пас­ты­рей, пас­ты­рей, цер­ков­ных де­я­те­лей и ря­до­вых ми­рян, осуж­ден­ных три­бу­на­ла­ми по об­ви­не­нию в со­про­тив­ле­нии изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей, бы­ли ам­ни­сти­ро­ва­ны. В ок­тяб­ре 1923 го­да осво­бо­ди­ли из-под стра­жи и от­ца Алек­сандра. По­сле осво­бож­де­ния он не имел штат­но­го ме­ста ни в од­ном из при­хо­дов и слу­жил по при­гла­ше­нию в раз­ных мос­ков­ских церк­вах.

Но на сво­бо­де он оста­вал­ся не дол­го. Уже 4 сен­тяб­ря 1924 го­да Е. Туч­ков, на­чаль­ник 6 от­де­ла ОПТУ, со­ста­вил спи­сок из 13 свя­щен­но­слу­жи­те­лей и цер­ков­ных де­я­те­лей Моск­вы, ко­то­рых он ре­ко­мен­до­вал под­верг­нуть адми­ни­стра­тив­ной ссыл­ке. Но­во­му­че­ни­ку Алек­сан­дру, вклю­чен­но­му в спи­сок, да­ет­ся в этом до­ку­мен­те та­кая ха­рак­те­ри­сти­ка; «Поп-про­по­вед­ник с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, очень ак­тив­ный, ре­зок и поль­зу­ет­ся вли­я­ни­ем на ти­хо­нов­цев. На­стро­ен ан­ти­со­вет­ски».

9 сен­тяб­ря 1924 го­да но­во­му­че­ник Алек­сандр был под­верг­нут до­про­су. «По сво­им ре­ли­ги­оз­ным убеж­де­ни­ям, – ска­зал он на до­про­се, – я при­чис­ляю се­бя к ти­хо­нов­цам. С Пат­ри­ар­хом кро­ме слу­жеб­ных от­но­ше­ний я свя­зан бо­лее близ­ко, но в по­след­нее вре­мя в свя­зи с осуж­де­ни­ем по де­лу изъ­я­тия цен­но­стей я встре­чать­ся с Пат­ри­ар­хом из­бе­гал, по­ла­гая, что это мо­жет быть неудоб­ным. По по­во­ду ре­став­ра­ции вла­сти я ни­ко­гда ни­где не вы­ска­зы­вал­ся и по­доб­ной мыс­ли у ме­ня не бы­ло».

Священномученик протопресвитер Александр (Хотовицкий)

Протопр. Александр (Хотовицкий)

Осо­бым со­ве­ща­ни­ем при кол­ле­гии ОГПУ но­во­му­че­них Алек­сандр был со­слан на по­се­ле­ние в Ту­ру­хан­ский край сро­ком на 3 го­да. Его и без то­го бо­лез­нен­ное здо­ро­вье бы­ло по­до­рва­но пре­бы­ва­ни­ем на Край­нем Се­ве­ре.

Удо­сто­ен­ный са­на про­то­пре­сви­те­ра, отец Алек­сандр по воз­вра­ще­нии из ссыл­ки стал од­ним из бли­жай­ших по­мощ­ни­ков За­ме­сти­те­ля Ме­сто­блю­сти­те­ля Пат­ри­ар­ше­го Пре­сто­ла мит­ро­по­ли­та Сер­гия (впо­след­ствии Пат­ри­ар­ха), ко­то­рый хо­ро­шо знал его со вре­ме­ни его слу­же­ния в Фин­лян­дии.

В 1930-е го­ды про­то­пре­сви­тер Алек­сандр слу­жил на­сто­я­те­лем хра­ма Ри­зо­по­ло­же­ния на Дон­ской ули­це. Один из при­хо­жан это­го хра­ма вспо­ми­на­ет о нем: «В 1936 го­ду отец Алек­сандр про­по­ве­дей не про­из­но­сил, оче­вид­но, они бы­ли ему за­пре­ще­ны. Я при­сут­ство­вал в 1936 – 37 го­дах мно­го раз на слу­же­нии от­ца Алек­сандра. Вы­со­кий се­дой свя­щен­ник, тон­кие чер­ты ли­ца, чрез­вы­чай­но ин­тел­ли­гент­ная внеш­ность. Се­дые под­стри­жен­ные во­ло­сы, неболь­шая бо­род­ка, очень доб­рые се­рые гла­за, вы­со­кий гром­кий те­нор… чет­кие вдох­но­вен­ные воз­гла­сы.

Сво­им об­ли­ком он на­по­ми­нал це­лый ряд свя­щен­ни­ков-бе­жен­цев из за­пад­но­го края. У от­ца Алек­сандра бы­ло мно­го при­хо­жан, очень чтив­ших его… И се­го­дня пом­ню гла­за от­ца Алек­сандра. Ка­за­лось, что его взгляд про­ни­ка­ет в твое серд­це и лас­ка­ет те­бя. Это же ощу­ще­ние бы­ло у ме­ня, ко­гда я ви­дел свя­то­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на… Так же и гла­за от­ца Алек­сандра; све­тя­щий­ся в них свет го­во­рит о его свя­то­сти».

Осе­нью 1937 го­да но­во­му­че­ник Алек­сандр был вновь аре­сто­ван. На этом име­ю­щи­е­ся у нас до­ку­мен­таль­ные све­де­ния пре­ры­ва­ют­ся, од­на­ко боль­шая часть уст­ных со­об­ще­ний го­во­рит о его му­че­ни­че­ской кон­чине. Пра­во­слав­ная Цер­ковь в Аме­ри­ке, на тер­ри­то­рии ко­то­рой про­то­пре­сви­тер Алек­сандр со­вер­шал свое пас­тыр­ское слу­же­ние до 1914 го­да, по­чи­та­ет его как стра­сто­терп­ца, ис­по­вед­ни­че­ская жизнь ко­то­ро­го за­кон­чи­лась стра­да­ни­я­ми за Хри­ста. Ме­сто его по­гре­бе­ния неиз­вест­но.

Тропарь священномученика протопресвитера Александра (Хотовицкого)

глас 4

Кротость и смирение стяжавый, любовь Христову пастве своей показал еси в годину огненных искушений Церкве Российския и, яко пастырь добрый, душу свою за Него положил еси. Молися о нас, священномучениче Александре, просветити души наша.

Кондак священномученика протопресвитера Александра (Хотовицкого)

глас 2

Труды и болезни на рамо свое взял еси и, радуяся, путем тесным шествовал еси, страданьми за Христа Небеснаго Царства достигл еси. Моли о нас Бога Спаса, священномучениче Александре, обрести нам милость в День Судный.

Смотрите также: Новомученики, в земле Белорусской просиявшие (23 священномученика Минских). Память — 20 августа »

Комментарии запрещены.