Священномученик Феофан Соликамский, епископ

Священномученик Феофан (Ильминский), Соликамский, епископ

Священномученик Феофан (Ильминский), Соликамский, епископ

Священномученик Феофан (в миру Ильминский Сергей Петрович) родился 26 сентября 1867 года в семье церковного чтеца Петра и жены его Акилины в селе Содом Саратовской губернии. Отец вскоре умер и мальчик остался на попечении матушки — глубоко религиозной, кроткой и смиренной женщины. Большое участие в его воспитании принял его дядя — сельский протоиерей Димитрий.

С любовью вспоминал впоследствии о нём Владыка, говоря, что остался он «на попечении заменившего мне отца дяди… кроткого и смиренного сельского пастыря, 50 лет прослужившего в одном и том же глухом, захолустном селе. С ним-то я и научился делить с народом и радость и горе, встречать церковные праздники Рождества Христова и Святой Пасхи… Целые поколения прошли пред ним в крестинах, свадьбах, похоронах. Но и любит же его народ! Не только прихожане, но и окрестные cёла.

Овдовев очень рано и оставшись с сыном, да с нами сиротами, он как-то замкнулся в себе, затих, оробел, да таким и остался на всю жизнь. Мужички очень любили своего «папашу», отца духовника. А как стяжалась эта любовь? Он просто был по-евангельски добр и кроток, никогда никого не притеснял, просившему не отказывал и делал всё это так же естественно, как светит Солнце или благоухает цветок!».

В 1892 году Сергей закончил Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия и назначен преподавателем Саратовского епархиального женского училища, а с 1894 года — законоучителем Саратовского Мариинского реального училища. Только в 1898 году, 32-х лет, он был рукоположен в сан священника к кафедральному собору Саратова.

С 1911 года отец Сергий исполняет должность редактора «Саратовского Духовного вестника». Пастырское обращение его всегда было прямо. Так, он сказал по поводу убийства в Киеве Столыпина: «Опять Иродиада беснуется, опять революционная, жидомасонская гидра требует главы слуг Государевых!».

Овдовев, протоиерей Сергий в 1914 году принял монашеский постриг с именем Феофан в Валаамском Спасо-Преображенском монастыре. К тому времени дочь его была уже самостоятельной. 12 августа 1914 года он был назначен на место смотрителя Балашовского Духовного училища. Вернувшись с Валаама, отец Феофан открыл в уезде миссионерские курсы, чтобы миряне имели возможность «научиться давать отчёт в своем уповании, а в случае нужды — отпор врагам Церкви Православной».

В сентябре 1915 года отец Феофан был возведён в сан архимандрита Соликамского Свято-Троицкого монастыря. Вскоре он был назначен на должность ректора Пермской Духовной Семинарии, для питомцев которой всегда была открыта его квартира. Там собирался проповеднический кружок, учащиеся в домашней обстановке познавали азы миссионерского дела. 26 февраля 1917 года ар­хи­манд­рит Со­ли­кам­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря Фе­о­фан (Иль­мен­ский) был хиротонисан в епископа Соликамского, викария Пермской епархии.

После хиротонии, желая ближе познакомиться с приходами и паствой, Владыка обошёл своё викариатство пешком. Проживал Владыка в Свято-Троицком Соликамском монастыре. До дня своей мученской кончины он управлял вверенной ему епархией. Совре­мен­ни­ки сви­де­тель­ство­ва­ли, что епи­скоп был ве­ли­ким мо­лит­вен­ни­ком и пост­ни­ком и, по­доб­но ар­хи­епи­ско­пу Ан­д­ро­ни­ку, бес­страш­ным об­ли­чи­те­лем без­бо­жия.

О Со­ли­кам­ске мож­но ска­зать то же, что о мно­гих го­ро­дах Се­вер­ной Ру­си, — ос­но­ва их бла­го­со­сто­я­ния за­клю­че­на в бла­го­че­стии. По доб­ро­со­вест­ным и упор­ным тру­дам Гос­подь да­ро­вал бла­го­дать, рос­ло бла­го­че­стие, рос­ло и бла­го­со­сто­я­ние. Совре­мен­ный при­ез­жий бы­ва­ет весь­ма удив­лен остат­ка­ми бы­лой куль­ту­ры и бла­го­дат­ной на­мо­лен­но­стью этих мест. Не впу­стую про­те­ка­ла здесь жизнь по­ко­ле­ний.

В 1918 го­ду во­лост­ной зе­мель­ный от­дел про­сил Тро­иц­кий мо­на­стырь при­слать пла­ны се­но­кос­ных лу­гов, при­над­ле­жа­щих мо­на­сты­рю. Епи­скоп Фе­о­фан от­ве­тил: «…пред­станет Страш­но­му су­ду Все­мо­гу­ще­го Бо­га вся­кий, кто осме­лит­ся для че­го-ли­бо за­хва­тить при­над­ле­жа­щие Церк­ви зе­мель­ные уго­дья и ка­кое-ли­бо до­сто­я­ние Церк­ви Бо­жи­ей. Без раз­ре­ше­ния вла­сти ар­хи­ерея, Прео­свя­щен­но­го Ан­д­ро­ни­ка, не имею пра­ва раз­ре­шать вы­сы­лать пла­ны…»

Он знал, что не для раз­да­чи бед­ным, не на под­дер­жа­ние неиму­щих пой­дет цер­ков­ное иму­ще­ство, а для даль­ней­ше­го раз­граб­ле­ния и раз­ру­ше­ния оте­че­ства. Став епи­ско­пом Со­ли­кам­ским, он за пре­де­лы ви­ка­ри­ат­ства по­чти не вы­ез­жал, по­гру­жен­ный в де­ла бла­го­устро­е­ния вве­рен­ных ему при­хо­дов.

Толь­ко по­сле аре­ста 17 июня 1918 го­да ар­хи­епи­ско­па Ан­д­ро­ни­ка он пе­ре­ехал в Пермь и 22 июня при­нял управ­ле­ние Перм­ской епар­хи­ей. Но недол­го свя­ти­тель про­жил в Пер­ми; в кон­це ле­та боль­ше­ви­ки аре­сто­ва­ли его.

За несколь­ко дней до взя­тия Пер­ми Си­бир­ски­ми вой­ска­ми, 23 де­каб­ря 1918 го­да, в тюрь­му, где то­мил­ся епи­скоп, при­шли пред­ста­ви­те­ли ЧК и уве­ли де­вять за­клю­чен­ных — епи­ско­па Фе­о­фа­на, трех свя­щен­ни­ков и пя­те­рых ми­рян. Столь ве­ли­ка бы­ла нена­висть без­бож­ни­ков к хри­сти­ан­ству, что они не по­же­ла­ли удо­вле­тво­рить­ся про­стой каз­нью аре­сто­ван­ных, но под­верг­ли их пе­ред смер­тью изощ­рен­ным му­че­ни­ям. Епи­ско­па Фе­о­фа­на мно­го­крат­но по­гру­жа­ли в про­рубь, преж­де чем уто­пить в Ка­ме.

Вместе с ним были утоплены два священника и пять мирян.

Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

Обсуждение закрыто.