Священномученик Матфей Гусев

Му­че­ник Мат­фей ро­дил­ся 9 ав­гу­ста 1868 го­да в се­ле На­ха­би­но Пав­лов­ской во­ло­сти Зве­ни­го­род­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Ива­на Гу­се­ва. Мат­вей окон­чил сель­скую шко­лу и ра­бо­тал, по­ка не об­за­вел­ся сво­ей се­мьей, в хо­зяй­стве от­ца. Впо­след­ствии он имел свое боль­шое кре­стьян­ское хо­зяй­ство и по­став­лял овёс и се­но для по­сто­я­ло­го дво­ра.

Матвей Иванович Гусев в кругу семьи

Мат­вей был при­хо­жа­ни­ном По­кров­ско­го Хра­ма в род­ном се­ле и со­сто­ял чле­ном цер­ков­но­го со­ве­та, что при аре­сте в 1937 го­ду по­слу­жи­ло глав­ным об­ви­не­ни­ем про­тив него и до­ка­за­тель­ством его пре­ступ­но­сти; пред­се­да­тель и сек­ре­тарь сель­со­ве­та на­пи­са­ли о нем, что он «яв­ля­ет­ся ярым цер­ков­ни­ком и име­ет связь с по­па­ми».

В 1933 го­ду Мат­вей Ива­но­вич был аре­сто­ван за невы­пол­не­ние сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го за­да­ния, иму­ще­ство его бы­ло кон­фис­ко­ва­но, а сам он при­го­во­рен к вось­ми го­дам за­клю­че­ния.

По­сле уси­лен­ных хло­пот, при­го­вор как непра­во­суд­ный был от­ме­нен, а Мат­вей Ива­но­вич по­сле пят­на­дца­ти дней за­клю­че­ния осво­бож­ден. Опро­шен­ные в июле 1937 го­да сви­де­те­ли по­ка­за­ли, что Мат­вей Ива­но­вич, об­суж­дая во­прос о за­кры­тии в На­ха­би­но хра­ма, го­во­рил, что ес­ли бы он был по­мо­ло­же, то церк­ви не уда­лось бы за­крыть, а сей­час, хо­тя и хо­тят свя­щен­ник с цер­ков­ной ста­ро­стой что-то де­лать, да по­ба­и­ва­ют­ся. Сви­де­те­ли так­же по­ка­за­ли, что Мат­вей Ива­но­вич го­во­рил буд­то бы, что со­вет­ская власть ни­ко­му не да­ёт сво­бо­ды, го­во­рят о ста­лин­ской кон­сти­ту­ции, о сво­бо­де ре­ли­гии, а са­ми цер­ковь хо­тят за­крыть.

Мат­вей Ива­но­вич был аре­сто­ван 7 сен­тяб­ря 1937 го­да и за­клю­чен в Та­ган­скую тюрь­му в Москве. Ему ис­пол­ни­лось семь­де­сят лет; по­сле аре­ста врач мест­ной боль­ни­цы, осви­де­тель­ство­вав со­сто­я­ние его здо­ро­вья, при­знал по­чти пол­ную по­те­рю зре­ния и стар­че­скую дрях­лость.

— Ко­гда и сколь­ко вре­ме­ни вы бы­ли цер­ков­ным ста­ро­стой? — спро­сил его сле­до­ва­тель.

— Цер­ков­ным ста­ро­стой я ни­ко­гда не был, но я со­сто­ял в цер­ков­ном со­ве­те и был ак­тив­ным цер­ков­ни­ком, — от­ве­тил Мат­вей Ива­но­вич.

— В июне 1937 го­да в раз­го­во­ре с од­но­сель­ча­ни­ном вы кле­ве­та­ли на со­вет­скую власть и кон­сти­ту­цию. Дай­те по­ка­за­ния.

— В июне 1937 го­да я го­во­рил: «Цер­ковь за­кры­ли, зна­чит, та­кое вре­мя при­шло». Боль­ше я ни­че­го не го­во­рил.

— В июле 1937 го­да в раз­го­во­ре с од­но­сель­ча­ни­ном вы кле­ве­та­ли в контр­ре­во­лю­ци­он­ном ду­хе на со­вет­ские за­ко­ны. Дай­те по­ка­за­ния.

— В июле 1937 го­да я го­во­рил: «Со­вет­ская власть в сво­ей кон­сти­ту­ции раз­ре­ша­ет сво­бод­но про­по­ве­до­вать ре­ли­гию, от­де­ли­ла Цер­ковь от го­су­дар­ства, а церк­ви за­кры­ва­ют­ся без на­ше­го со­гла­сия…» Боль­ше я ни­че­го не го­во­рил.

— С кем вы име­ли связь? Дай­те по­ка­за­ния.

— По дол­гу служ­бы в цер­ков­ном со­ве­те в 1937 го­ду я ча­сто хо­дил к свя­щен­ни­ку церк­ви се­ла На­ха­би­но и к цер­ков­ной ста­ро­сте, так­же по дол­гу служ­бы в церк­ви.

Священномученик Матфей Гусев

Священномученик Матфей Гусев

— Ка­кой раз­го­вор вы име­ли со свя­щен­ни­ком?

— Раз­го­вор при встре­чах со свя­щен­ни­ком ве­ли чи­сто цер­ков­ный. Один раз был раз­го­вор со свя­щен­ни­ком о кон­сти­ту­ции. Я го­во­рил, что цер­ковь от­де­ле­на от го­су­дар­ства, и мы мо­жем ее те­перь ре­мон­ти­ро­вать. Дру­гих раз­го­во­ров не ве­ли.

— След­ствию из­вест­но, что вы в раз­го­во­ре с од­но­сель­ча­ни­ном в июне 1937 го­да, — сно­ва и сно­ва воз­вра­щал­ся сле­до­ва­тель к од­ним и тем же по­ка­за­ни­ям де­жур­но­го сви­де­те­ля, — кле­ве­та­ли на су­ще­ству­ю­щий строй и по­ли­ти­ку кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства. Дай­те по­ка­за­ния.

— Я ни­ко­гда не кле­ве­тал на су­ще­ству­ю­щий строй. Я го­во­рил, зна­чит, та­кое вре­мя при­шло, тя­же­лое, кру­гом враж­да. Как на­пи­са­но в Еван­ге­лии, сын на от­ца, а отец на сы­на. Дру­гих раз­го­во­ров я не вёл.

— При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии? – в по­след­ний раз спро­сил Мат­вея Ива­но­ви­ча сле­до­ва­тель.
— В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю, — от­ве­тил тот.

10 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Мат­вея Ива­но­ви­ча к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре. Мат­вей Ива­но­вич Гу­сев скон­чал­ся в Си­б­ла­ге 18 ян­ва­ря 1938 го­да и был по­гре­бён в без­вест­ной мо­ги­ле.

Ис­точ­ник

Комментарии запрещены.