Священномученики Михаил Пятаев и Иоанн Куминов, пресвитеры

«…. Вас так много, и вы остаётесь одни…»

Священномученик Михаил Пятаев

Священномученик Михаил Пятаев

Свя­щен­но­му­че­ник Ми­ха­ил ро­дил­ся в 1891 го­ду в се­ле Мач­ка­сы Куз­нец­ко­го окру­га Пен­зен­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Мак­си­ма Пя­та­е­ва. Окон­чив сель­скую шко­лу, он учил­ся в Москве, а за­тем пе­ре­ехал в Са­ра­тов, где пре­по­да­вал рус­ский язык и ли­те­ра­ту­ру.

В Са­ра­то­ве он по­зна­ко­мил­ся со сво­ей бу­ду­щей же­ной Ев­фро­си­ни­ей Фро­лов­ной. Она про­ис­хо­ди­ла из ро­да са­ра­тов­ских куп­цов Ива­но­вых, ко­то­рые име­ли бар­жи и во­зи­ли то­ва­ры по Вол­ге. Отец Ев­фро­си­нии был пра­вил стро­гих, об­ра­зо­ва­ние дал толь­ко сы­но­вьям, а до­че­рей при­учал к до­маш­ней ра­бо­те, по­ла­гая, что для них луч­ше бу­дет как сле­ду­ет на­учить­ся вос­пи­ты­вать де­тей и ве­сти хо­зяй­ство.

В то вре­мя им­пе­ра­тор­ское пра­ви­тель­ство, раз­ви­вая ре­фор­мы пре­мьер-ми­ни­стра Сто­лы­пи­на, весь­ма энер­гич­но за­ни­ма­лось во­про­са­ми пе­ре­се­ле­ния рус­ских кре­стьян на во­сток, на ма­ло­за­се­лен­ные зем­ли Си­би­ри. Вме­сте с кре­стья­на­ми в Си­бирь пе­ре­ез­жа­ли свя­щен­ни­ки, учи­те­ля, вра­чи и ре­мес­лен­ни­ки.

Всем изъ­явив­шим же­ла­ние пе­ре­се­лить­ся пра­ви­тель­ство ока­зы­ва­ло ма­те­ри­аль­ную по­мощь. Так Ми­ха­ил Пя­та­ев с се­мьей ока­зал­ся в го­ро­де Ом­ске. Пер­вое вре­мя он про­дол­жал пре­по­да­вать, но за­тем при­нял ре­ше­ние по­свя­тить свою жизнь слу­же­нию Гос­по­ду. В 1917 го­ду Ми­ха­ил Мак­си­мо­вич по­сту­пил пса­лом­щи­ком в Кре­сто­воз­дви­жен­ский со­бор го­ро­да Ом­ска, чтобы впо­след­ствии, ес­ли на то бу­дет во­ля Бо­жия, быть ру­ко­по­ло­жен­ным и в сан свя­щен­ни­ка.

На­ча­лась бес­по­щад­ная граж­дан­ская вой­на. В 1918 го­ду го­род за­ня­ли крас­ные. От­ступ­ни­ки от ве­ры, крас­но­гвар­дей­цы, въе­ха­ли в со­бор на ло­ша­дях и при­ня­лись кру­шить все, что по­па­да­лось под ру­ку.

Священномученик Иоанн Куминов

Священномученик Иоанн Куминов

Вско­ре по­сле этих со­бы­тий в этом со­бо­ре в 1918 го­ду ар­хи­епи­скоп Силь­вестр (Оль­шев­ский) ру­ко­по­ло­жил Ми­ха­и­ла Мак­си­мо­ви­ча в сан диа­ко­на. До 1921 го­да диа­кон Ми­ха­ил слу­жил в Ом­ске, а за­тем по­про­сил пра­вя­ще­го ар­хи­ерея пе­ре­ве­сти его на служ­бу в се­ло, так как с боль­шой се­мьей ему ста­ло труд­но здесь про­кор­мить­ся, и он был пе­ре­ве­ден в Бо­го­яв­лен­ский храм се­ла Ма­ло­крас­но­яр­ка. Ме­сто бы­ло глу­хое, от­да­лен­ное от боль­ших го­ро­дов и же­лез­ных до­рог, но лю­ди здесь бы­ли бла­го­че­сти­вы и бо­га­ты; в са­мом се­ле жи­ли несколь­ко ку­пе­че­ских се­мей.

Пе­ред при­хо­дом в се­ло крас­но­гвар­дей­цев гла­вы се­мейств уеха­ли, чтобы не под­верг­нуть­ся рас­пра­ве. Из всех куп­цов остал­ся до­ма толь­ко Ва­си­лий Се­ва­стья­нов. Мно­гие со­ве­то­ва­ли и ему скрыть­ся, но он от­ве­чал: «За­чем я бу­ду бе­жать из сво­е­го род­но­го се­ла!» За­няв­шие се­ло крас­но­гвар­дей­цы аре­сто­ва­ли его, по­ста­ви­ли пе­ред ним его же­ну и де­тей и на их гла­зах от­ру­би­ли Ва­си­лию го­ло­ву на пла­хе.

В 1923 го­ду диа­кон Ми­ха­ил Пя­та­ев был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка. Отец Ми­ха­ил с боль­шой лю­бо­вью от­но­сил­ся к сво­е­му при­хо­ду. Для бед­ня­ков он со­вер­шал кре­ще­ния, вен­ча­ния, от­пе­ва­ния бес­плат­но. 

Отец Михаил вскоре стал славиться на всю округу своей любовью к беднякам. Он не только не брал с них денег за требы, но и нередко помогал деньгами и продуктами. Мно­гие из ни­щей бра­тии на­хо­ди­ли у него под­держ­ку и про­пи­та­ние. Когда состоятельный человек ему что-то жертвовал, батюшка тут же делился с прихожанами. Лю­ди ста­ли ез­дить к нему из дру­гих при­хо­дов — и не столь­ко уже из-за бес­плат­ных треб, сколь­ко по­то­му, что по­лю­бил­ся им рев­ност­ный и об­ра­зо­ван­ный пас­тырь, ко­то­рый все­гда был го­тов прий­ти на по­мощь вся­ко­му страж­ду­ще­му.

Он не чурался и простой физической работы, сам ловил рыбу и большую её часть раздавал беднякам и нищим. Однажды, наловив рыбы, он заморозил её, сложил в мешок и поставил его в сенях. Вдруг слышит — из сеней доносится какой-то подозрительный шум. Выйдя, отец Михаил увидел, что двое нищих, утащив мешок, дерутся за рыбу.

Новомученик Михаил Пятаев, пресвитерЗастигнутые врасплох, они испугались, и один из них сказал:

— Отец Михаил, прости.

— Да уж ладно, Вася, прощаю, но так нельзя делать, это ведь грех, я вам так дам.

Священник завёл нищих в комнату и сказал жене:

— Они замерзли, давай-ка налей им щей, покорми их.

Евфросиния Фроловна поставила на стол щи, другую еду и накормила их.

В 1928 году в храм к отцу Михаилу был назначен второй священник — отец Иоанн Куминов. Отец Иоанн тоже был крестьянского происхождения, потомственный сибиряк, и тоже учитель по образованию. Он родился в селе Куликовском Тюкалинского округа Тобольской губернии, закончил учительскую семинарию в Омске, вплоть до 1922 года работал инспектором народных училищ. Как и отец Михаил, он был глубоко верующим христианином. Именно столкновение лицом к лицу с гонителями веры после революции сподвигло его к тому, чтобы пойти по священническому пути.

6 января 1930 года праздничное Рождественское богослужение в Богоявленском храме совершал отец Иоанн, а отец Михаил регентовал на клиросе. По окончании литургии отец Иоанн произнёс проповедь, в которой, в частности, призвал молодых людей и их родителей чаще посещать церковь и молиться Богу:

«Посылайте своих детей в церковь, и пусть они там молятся Богу. Не слушайте, кто вам что говорит, вас и так задавили непосильными налогами и теперь агитируют и хотят ввести в заблуждение».

Как явствует из дела отца Иоанна и отца Михаила, именно эти «неосторожные» слова священника были использованы властями в качестве повода для ареста.

Священномученик Михаил Пятаев с детьмиУсилению антисоветского «акцента» проповеди поспособствовали «политически грамотные» прихожане. Так, прихожанка Дарья Баркова, выйдя из храма, стала всем говорить, будто отец Иоанн произнес антисоветскую проповедь.

В пересказе Барковой слова священника уже звучали так: «Вас советская власть задавила непосильными налогами, вас одурманивают, ваших детей не пускают в церковь и в школах не учат божественному. Не верьте тому, что вам говорят советские работники, они вам затуманивают головы».

Женщины убеждали её не распускать по селу подобных слухов, иначе священников могут арестовать, но та не унималась. Впоследствии, вызванная на допрос, она лжесвидетельствовала о священнике, сказав, что «Куминов систематически занимается антисоветской агитацией».

21 февраля тройка ОГПУ приговорила священников Михаила Пятаева и Иоанна Куминова к расстрелу, а их семьи — к ссылке на север.

28 февраля отцу Михаилу дали свидание со старшей дочерью Анной, приехавшей в Каинск. Свидание было через решетку. Священник попросил:

— Анна, дай мне свою косу.

Священномученик Иоанн КуминовОна протянула ему через решетку косу, и вся коса у неё была потом мокрая от слез.

— Папа, что ты плачешь? — спросила она.

— Мне очень тяжело, потому что вас так много, и вы остаетесь одни.

В эту ночь Анна увидела во сне, как Божия Матерь причащает из золотого потира отца Михаила. Проснулась она с мыслью, что отец будет освобождён. Радостная поспешила она в тюрьму с передачей.

— Пятаев? — переспросил надзиратель. — Да он сегодня ночью расстрелян.

Отец Михаил и отец Иоанн были расстреляны 28 февраля 1930 года в 11 часов вечера и погребены в безвестной общей могиле в городе Каинске (с 1935 г. — г. Куйбышев, Новосибирская область).

Впоследствии на месте захоронения был построен завод, и могилы были уничтожены.

Священномученики иереи Михаил Пятаев и Иоанн Куминов канонизованы как местночтимые святые Омской епархии в 1999 году. Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученики Михаил и Иоанн, молите Бога о нас, грешных!
 

 

Обсуждение закрыто.