Прославление святого праведного Симеона Верхотурского

святой праведный Симеон Верхотурский

святой праведный Симеон Верхотурский

Прошло то страшное время, когда святыни подвергались поруганию. Из драгоценных рак изымались мощи святых, а с теми, кто пытался вступиться за святыни, либо расправлялись на месте, либо они подвергались преследованию, арестам и ссылкам и часто заканчивали свою жизнь за колючей проволокой. Одним из пострадавших от советской власти стал покровитель уральской земли, святой праведный Симеон Верхотурский, почивший более 300 лет назад.

Новая власть несколько раз приговаривала его останки к уничтожению, святой был выдворен из Верхотурского Свято-Николаевского мужского монастыря, где несколько веков мирно почивал, его мощи перебрасывали из музея в музей, отвозя то в один уральский город, то в другой… О том, где пребывала святыня в течение семидесяти лет безбожия, как удалось сохранить ее и как совершилось ее второе обретение, сегодня известно немногим.

Чем же не угодил праведный Симеон новой власти?

Прежде всего, тем, что оказался популярнее проповедников новой идеологии. Со дня обретения мощей святого Симеона по молитвам верующих происходило множество чудес и исцелений. До революции имя этого чудотворца был столь известно, что не было такого уголка на просторах России, где бы о нем не слышали и откуда не ехали бы в Верхотурье богомольцы.

Большевики захотели публично опорочить имя праведника: решено было вскрыть серебряную раку, извлечь из нее мощи святого и публично продемонстрировать всему верующему люду, что святыня, которой они с таким тщанием поклоняются, — не более, чем мертвые кости. Первым отважился на кощунство красный комиссар Сабуров.

Взяв для храбрости нескольких единомышленников, он отправился на «дело». Вооруженные наганами, товарищи прискакали поутру на боевых конях, въехали на монастырский двор, спешились, решительной походкой направились в храм. Зашли, не крестясь. Стало понятно, что уговорить их отказаться от задуманного не получится, а оказывать физическое сопротивление —  бесполезно. Уже через несколько минут рака была вскрыта, был проведен внешний осмотр. А пару дней спустя прямо посреди городской площади в разгар дня комиссар упал с лошади и сломал ключицу. «Это кара Божия», — говорили люди, — о недавнем его вторжении в монастырь, конечно, уже знала вся округа.

После этой истории Сабуров совершенно переменился. Он попросил прощения у настоятеля монастыря архимандрита Ксенофонта, ездил к самим мощам, плакал и прикладывался к тем «мертвым костям», которые еще совсем недавно хотел опорочить. Вскоре ключица его зажила. Вместе с телесным исцелением он получил и душевное. Долгое время Сабуров покровительствовал Верхотурскому монастырю и всячески оберегал покой почивавшего в нем праведного Симеона. Но вскоре начальство в Верхотурье поменялось, и святой вновь попал в опалу.

Крестный ход с мощами св. Симеона 25 мая 1989 г.

Крестный ход с мощами св. Симеона 25 мая 1989 г.

25 сентября 1920 года, в день памяти святого праведного Симеона в Верхотурскую обитель прибыло около пятнадцати тысяч паломников. И в этот день местные власти решили провести повторное вскрытие мощей великого угодника Божия. Для совершения кощунства была назначена особая комиссия.

Вскрытие намеревались провести сразу после окончания литургии, приблизительно в час дня. Однако монахи и священники, возглавляемые архимандритом Ксенофонтом, торжественно и нарочито медленно служили литургию, вслед за ней так же медленно совершали молебен, за молебном читали акафист… Тогда вооруженные красноармейцы по-военному решительно начали выталкивать людей из собора.

Раку вынесли из Крестовоздвиженского собора на паперть. Так началось надругательство над мощами Верхотурского чудотворца. Его святые мощи были подвергнуты кощунственному расчленению, их вынули из гроба по частям и разложили на столе. После этого члены комиссии перевернули гроб и вытряхнули на стол то, что в нем оставалось. Это был лебяжий пух, на котором почивали мощи.

В это время у главных дверей собора монастырский архидиакон Вениамин во всеуслышание провозгласил: «Прошу вас не кощунствовать!». В тот же день вместе с архимандритом Ксенофонтом он был арестован и доставлен в Екатеринбургскую Губернскую ЧК.

Как же реагировали те, на кого был рассчитан весь этот гнусный спектакль, — «одурманенные поповским опиумом, темные народные массы»? Люди плакали, плакали горько, не скрывали слез. Некоторые, крестясь, успевали тайком взять со стола лебяжьи пушинки. Опасаясь возмущений со стороны народа, власти  разрешили вернуть святые мощи в собор.

Когда не удалось публично опорочить святого Симеона, большевики решились пойти на крайне радикальный метод борьбы — физическое устранение. То обстоятельство, что праведник и так уже умер 300 лет назад, и борьба ведется с человеческими останками, в чудодейственную силу и бессмертие которых новые власти не верили, нисколько их не смущало. Живым он не был бы для них так опасен, как почивший. Потому что при жизни он жил, как юродивый, не был никому известен и всячески бегал людей с их тщетной славой, а преставившись, он стал творить столько чудес и исцелений, что слава о нем неслась по всей Руси и за ее пределами. Паломники продолжали ехать и ехать к нему за помощью со всех концов страны, совершенно пренебрегая тем, что такое их поведение никак не соответствует «моральному облику советского человека». Мощи праведного Симеона решено было изъять и сжечь.

Святыню действительно изъяли, и только чудо спасло ее от огня. Точнее мужество директора Нижнетагильского краеведческого музея Александра Николаевича Словцова, который убедил власти не уничтожать мощи, а отправить их в его музей с целью «антирелигиозного просвещения трудящихся».

Однако люди шли в музей совсем не для этого, а для того, чтобы поклониться праведному Симеону — богомольцы готовы были платить любые деньги за билеты. Когда началось откровенное паломничество, мощи были изъяты из экспозиции, а журнал «Советское краеведение» опубликовал разгромную статью, в которой «обличил» директора музея в религиозной пропаганде. В октябре 1934 года Александр Николаевич был арестован. Он скончался через 10 лет в Хабаровском исправительно-трудовом лагере.

Св. прав. Симеон Верхотурский

Св. прав. Симеон Верхотурский

Из нижнетагильского музея мощи святого Симеона увезли в Свердловск и выставили в музее атеизма, размещавшемся в Ипатьевском доме — том самом, где в 1918 году были расстреляны Царственные Страстотерпцы. Сначала святые останки были выставлены в экспозиции, но затем и здесь их убрали в запасники. После этого многие верующие, не зная об их местонахождении, считали их безвозвратно утерянными.

В Ипатьевском доме мощи праведного Симеона хранились до 1946 года, затем антирелигиозный музей был расформирован, и святыню передали в фонды Окружного краеведческого музея. Долгое время мощи находились в здании собора во имя святого Александра Невского закрытого Ново-Тихвинского монастыря, в специально устроенном хранилище, значась как «экспонат № 12125».

Удивительно, но даже сотрудники музея относились к ним с некоторым почтением. По словам последней хранительницы мощей Нины Александровны Гончаровой, старшего научного сотрудника музея, бывали случаи, когда некоторые из сотрудниц просили ее разрешить им помыть пол в хранилище, где находились мощи, чтобы «побыть рядом со святым Симеоном». За годы советской власти несколько раз рассматривался вопрос об уничтожении мощей или их захоронении, но, несмотря на это, святыня была сохранена.

Священноначалию было известно, где находились мощи праведного Симеона; попытки их вернуть предпринимались неоднократно, но долгое время это не удавалось.

В конце 1980-х годов, когда Церкви постепенно начали возвращать святыни и храмы, владыка Мелхиседек (в 1984-1991 годах — архиепископ Свердловский и Курганский, с 1993 года — Екатеринбургский и Верхотурский) вновь решился просить о возвращении мощей. Для начала он пригласил на прием Нину Александровну Гончарову, расспросил ее о мощах, об условиях, в которых они пребывают в музее. Начались долгие переговоры с властями; владыке Мелхиседеку пришлось обращаться в Министерство культуры и Совет Министров СССР. Наконец, разрешение, которого ждали многие годы, было получено.

Сами хранители считали, что мощи, конечно же, должны быть возвращены православным людям, однако расставаться с праведным Симеоном им было очень жаль. Но бывший директор краеведческого музея, Александр Дмитриевич Бальчугов, сказал своим ученикам — музейным сотрудникам: «Какая задача хранителей? — Спасти. Сохранить. Передать. — Пришло время возвращать».

11 апреля 1989 года архиепископ Мелхиседек и несколько священников вынесли из музея честные мощи праведного Симеона. Теплый ветер колебал облачения под яркими лучами апрельского солнца, с пением священнослужителей сливалось радостное пение птиц…

Все то время, пока для святых мощей готовилось достойное место, они хранились в келье Владыки. Вскоре, 25 мая 1989 года, мощи праведного Симеона Верхотурского торжественно при значительном стечении духовенства и верующих были внесены в храм Всемилостивого Спаса в Свердловске (нынешнем Екатеринбурге). Этот день, 25 мая, стал церковным праздником — днем второго обретения мощей праведного Симеона Верхотурского.

В храме Всемилостивого Спаса святые мощи пробыли два года. В память об этом там поныне хранится часть мощей праведника. За это время была окончена реставрация храмов Верхотурского Свято-Николаевского монастыря, возвращенного Церкви в 1990 году.

24 сентября 1992 года после Божественной литургии в храме Всемилостивого Спаса честные мощи величественным крестным ходом пронесли по улицам Екатеринбурга, после чего святыню повезли в Верхотурье. Во всех городах, через которые везли мощи, навстречу им выходило множество верующих. В самом Верхотурье встреча Симеона стала народным праздником: сотни паломников и местных жителей стояли с зажженными свечами вдоль дороги, по которой должны были провезти мощи. Колокольный перезвон и море огоньков встретили торжественную процессию, и всю ночь — совсем как в далекие времена! — нескончаемым потоком шли богомольцы, чтобы поклониться вновь обретенной святыне. Так после 70-летнего изгнания и мытарств по музейным запасникам опальный святой был возвращен в Свято-Николаевский монастырь, в котором почивает и поныне.

 

 

И небо становится ближе…

Большинство людей любят путешествовать, бывать в интересных местах, видеть нечто необычное, знакомиться с новыми людьми. Ради свежих впечатлений некоторые преодолевают огромные расстояния, забираются в такие уголки планеты, куда редко ступает нога человека.

Но сколько бы человек не гонялся за впечатлениями, все рано или поздно приедается, радости с каждым разом становится все меньше и меньше и, в конце концов, наступает момент, когда этот удивительный и разнообразный мир кажется скучным, серым и неинтересным.

Однако совсем иначе смотрят на окружающую действительность те, кто, полюбив дорогу, выбрали целью своих поездок места, где можно отдохнуть душой, – святые места. Эти мудрые путешественники никогда не пресыщаются, потому что невозможно пресытиться благодатью.

Я решила последовать их разумному примеру и дать своей душе единственную потребную ей пищу, напоить ее из чистого источника отеческой веры: поехать в место дивное, святое. Помолившись, я отправилась в гости к праведному Симеону Верхотурскому.

«Сенькой звали его»

Это было очень давно – в XVI веке. В сибирском селе Меркушино в Верхотурском уезде поселился странный человек. Его манеры выдавали в нем благородное происхождение, однако жил он, как крестьянин: ел простую пищу, спал, как и все деревенские жители, на полу, своим трудом добывал себе пропитание. Собственного угла не имел, но зато знал ремесло – шубы шил. По тогдашней традиции, кого обшивал, у того в избе и жил, и питался тем, что дадут. Для сибирской стороны портняжничество – дело прибыльное, но этот чудак зачастую, немного не закончив работу у одних хозяев, переходил на постой к другим.

Сибирь тогда была дикая, полуязыческая, нравы у людей простые. Ох, и доставалось Симеону от разгневанных хозяев! И били его, и ругали, и денег за работу вовсе не давали. Ведь большинство людей думали, что им двигало корыстолюбие: в другом доме пообещали больше – вот он и ушел. Кому могло прийти в голову, что портной поступает так именно для того, чтобы избежать земного вознаграждения за свой труд и еще больше смириться? Симеон молча переносил оскорбления и побои, без ропота, без обид.

На местных девчат он не заглядывался: хоть и молод был годами, а семьи не заводил. Однако часто беседовал с детьми, рассказывал им о Христе, наставлял в истинной вере, и чистые души с детской простотой впитывали в себя слова праведника.

Когда в селе построили деревянный Михаило-Архангельский храм, многие часы Симеон стал проводить там, в доме Божием. Нередко видели Симеона на берегу реки Туры, где он подолгу просиживал с удочкой. И никто не мог даже помыслить, глядя на одинокую фигуру Симеона, что сердце его непрестанно беседует с возлюбленным Господом…

Он умер молодым, прожив чуть больше тридцати лет. Местные жители похоронили его и забыли, что был такой. А через пятьдесят лет земля сама вдруг вынесла из своих недр на поверхность гроб. Сквозь щели дощатой крышки сельчане увидели нетленные мощи праведника…

Кинулись вспоминать, кто такой, как звали – никто не знает. Слишком потаенную жизнь вел этот человек. Стали всем миром молиться, чтобы Господь, явивший Своим людям нового святого, открыл и его имя. Через некоторое время митрополиту Тобольскому Игнатию, проводившему освидетельствование новоявленных мощей, был голос во сне: «Сенькой звали его». Прославленного на Небе, Симеона, наконец, прославили и на земле.

Чудеса и исцеления от мощей святого праведного Симеона происходили бесчисленные, и в те далекие времена, и в наши дни. Глухое сибирское село наводнилось богомольцами, с той поры и до наших дней не прекращается в эти места паломничество: едут и едут верующие к святому – кто за помощью в житейских нуждах, кто за исцелением, кто за утешением в скорбях, а кто, как я, желая прикоснуться душой к святыне и обрести покой.

Благословенное Меркушино

Дорога вдоль реки Туры величественно-прекрасна: зеленые луга, холмы, ширь долин и темная зелень непроходимых лесов… Но вот, после очередного изгиба голубой ленты, взору предстает зрелище, от которого захватывает дух: ярче солнца горят на фоне лазурного осеннего неба золоченые кресты на куполах меркушинских храмов. На том месте, где были обретены нетленные мощи, возвышается Свято-Симеоновский храм, а рядом, соединенный с ним светлой галереей, храм в честь Архистратига Михаила. В середине прошлого столетия этот исторический храмовый комплекс был разрушен, но в 90-х годах его восстановили во всем его былом величии.

Самый большой храм – в честь Архистратига Михаила – столь просторный, и своды его так высоки, что кажется, будто он соткан из света. Купол уходит далеко ввысь, так что, когда смотришь вверх, даже кружится голова. Но самое удивительное впечатление производят бывающие в этих стенах Богослужения: необычайная акустика храма придает голосам певчих особое звучание. Сложно понять, где рождается звук, потому что он заполняет все пространство, долетает до самого купола и льется откуда-то с небес.

В цокольном этаже храма Архангела Михаила находится храм-баптистерий – необычайной красоты! Дневной свет туда не проникает, поэтому там всегда царит полумрак. В отблеске лампад таинственно мерцает позолоченный иконостас. Внушительных размеров купель для крещения выложена мозаичным орнаментом в византийском стиле.

мощи священномученика Константина Богоявленского

мощи священномученика Константина Богоявленского

Престол этого храма освящен в честь священномученика Константина, расстрелянного в Меркушино во времена богоборческой власти. Удивительно, что мощи этого новомученика пролежали все в той же топкой сибирской земле даже дольше, чем мощи праведного Симеона – восемьдесят лет, – но при обретении их также оказались нетленны. Нетронутой временем была даже одежда убитого священника, тело его не закоченело и сгибалось. Поистине благословенна меркушинская земля, во все времена являющая миру святых угодников Божиих!

Сколько бываю здесь, никогда не могу налюбоваться на эти места, глаза желают, но никогда не могут удержать в первозданной красоте величие храмового комплекса, сердце щемит при взгляде на трогательно-прекрасную природу здешних мест.

Первым делом иду поклониться гробнице святого праведного Симеона, испить воды из целебного источника, бьющего в том месте, где явился на поверхность земли его гроб. Симеоновский храм построен прямо над источником. Есть места, из которых не хочется уходить, одно из них – гробница святого праведного Симеона Верхотурского: под ласковым взглядом святого, взирающего на тебя с иконы, чувствуешь себя хорошо и уютно, как дома.

Сейчас гробница праведного Симеона – это выложенная мраморными плитами маленькая комнатка с источником посередине, расположена она прямо под алтарем Симеоновского храма. Время здесь движется совсем незаметно, а иногда кажется, будто оно вовсе останавливается, замирает и превращается в вечность.

Самих мощей в гробнице нет. Они в Верхотурье, в Свято-Николаевском мужском монастыре, куда их торжественно перенесли почти сразу же после обретения – в 1704 году. Налюбовавшись милыми сердцу местами, я попрощалась с Меркушино и отправилась в дальнейший путь, поклониться мощам праведника. Ведь если не увидел хозяина, то как можно считать, что побывал в гостях.

По дороге мне предстояло сделать несколько остановок. Первая – в месте уединенных молитв праведного Симеона, это совсем близко, километров десять от Меркушино. Здесь сохранился камень, сидя на котором святой молился и удил рыбу.

В XIX веке на этом пустынном берегу стояла часовня в честь святого, которую в советские годы разобрали, теперь на ее месте поклонный крест, а рядом – деревянный храм в честь Всех Сибирских Святых, в котором регулярно совершаются Богослужения. Когда бываю в этом месте, то всегда почему-то кажется, будто святой и теперь пребывает незримо здесь. Хочется, как он, сесть на камень близ реки и долго-долго сидеть неподвижно, размышляя о вечности и благодаря Творца за непостижимую Его милость к нам, людям. В душе возникает   живая вера, что по молитвам Своего угодника Бог слышит тебя и все тебе прощает.

Следующая моя остановка связана с именем другого святого – блаженного Косьмы Верхотурского.

Путь блаженного Косьмы

Вскоре после того, как мощи святого праведного Симеона Верхотурского были обретены, их решили перенести в Верхотурье, в мужской монастырь, дабы облегчить доступ к ним многочисленных паломников. В резном гробе, выложенном лебяжьим пухом, мощи праведника с торжественными песнопениями и молитвословиями понесли из Меркушино в Свято-Николаевский верхотурский монастырь.

Перенесение мощей св. Симеона в 1704 г.

Перенесение мощей св. Симеона в 1704 г.

Вслед за Крестным ходом на коленях полз юродивый Косьма, он был увечный и не мог передвигаться иначе. Когда Косьма выбивался из сил, то обращался к святому Симеону, как к живому, с простыми словами: «Брате, Симеоне, давай отдохнем!» После этого гроб с мощами никто не мог сдвинуть с места, процессия останавливалась, а блаженный Косьма (также прославленный ныне в лике святых) отдыхал, славя Бога и благодаря своего брата во Христе – Симеона. Позже на местах этих остановок верующие воздвигли храмы и часовни.

Дорога петляет то влево, то вправо, оставляя позади леса и холмы. Но вот, за очередным поворотом на небе вновь засияли два солнца – так ярко сверкает, отражая солнечный свет, Крест Христов на луковичной головке белокаменной церкви. Это показалась во всей своей красе Свято-Косьминская мужская пустынь. В XIX веке в память об очередной остановке крестного хода, переносившего мощи праведного Симеона Верхотурского, здесь была построена церковь.

Теперь на этом месте – целый монастырь. Братия в нем живет по строгому афонскому уставу, согласно которому проход на территорию пустыни мирским лицам запрещен. Иногда братья выносят в архондарик (комнатку для гостей) ковчежец с частицей мощей самого блаженного Косьмы.

Еще только переступая порог архондарика, чувствуешь необычайную духовную радость, которая усиливается при соприкосновении с самой святыней – мощами святого Косьмы. Кто знает, может, блаженный утешает таким образом тех, кто следует его дорогой и благословляет их в дальнейший путь? Хочется верить, что это так. Тем более что радость эта долго еще потом не покидает окрыленную душу.

К сожалению, другие святыни на пути блаженного Косьмы не сохранились: были разрушены в прошлом столетии, их восстановление идет медленно.

«Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Иоан. 14:12).

Эти евангельские слова первыми приходят на ум, когда думаешь о тех многочисленных чудесах и исцелениях, которые происходили и продолжают происходить у раки с мощами святого праведного Симеона Верхотурского. Скольким слепым, хромым, увечным помог Господь во время Своей земной жизни! Чудеса не прекращаются и по сей день. Теперь их творят именем Иисуса Христа и Его святые угодники.

Симеоновские дни. Фото: Сестры.ру

Симеоновские дни. Фото: Сестры.ру

Верующие едут в Верхотурье отовсюду: кто для того, чтобы попросить исцеления, кто с благодарностью за полученную помощь.

Известно много случаев, когда исцеление происходило на расстоянии: человек с верой помазывал больное место масличком от мощей святого Симеона и получал полное выздоровление. Некоторые отправляются после этого в Верхотурье, чтобы поблагодарить сибирского чудотворца за его милость.

Но немало и таких, которые едут к любимому святому просто для того, чтобы еще раз увидеться с ним, помолиться, постоять в благоговейной тишине под громадными сводами величественного Крестовоздвиженского собора, в котором покоятся мощи. Обычно верующие стоят подолгу – уходить никому не хочется…

Святой праведный Симеон преставился ко Господу более трехсот лет назад, но он не покинул уральской земли, она вверена ему на хранение, как верному рабу Христову, до тех времен, пока не придет Владыка дома.

Люди долго могут скитаться по свету, заниматься разными важными делами, к чему-то стремиться, чего-то искать… Но стоит лишь попасть в святое место, как душу посещает ощущение, что все вокруг «суета сует». Душа замирает и, прильнув к святыне, кротко, но твердо возвещает: «Я нашла то, что искала, больше ничего не надо».

И она долго не будет отпускать вас отсюда и потом станет всегда проситься назад, в то место, где коснулась ее Божия благодать. Моя душа полюбила Верхотурье и все те места, которые связаны с именем великого святого земли сибирской – праведного Симеона. Приезжайте и вы сюда, и кто знает, быть может, именно здесь Небо для вас станет ближе…

Прославление святого Симеона состоялось 18/31 декабря 1694 года.

СИМЕОНУ ВЕРХОТУРСКОМУ
Тропарь, глас 4

Мирскаго мятежа бегая, все желание обратил еси к Богу, / да в видения восход обрящеши горе, / отнюдуже не уклонився в лукавствия сердца, / но очистив душу и тело, / приял еси благодать точити цельбы верным и неверным, / притекающим к тебе, праведный Симеоне. / Темже, по данному ти дару, / испроси у Христа Бога исцеление нам, болящим душевными страстьми, / и моли спасти души наша.

Кондак, глас 2

Мира суетного отверглся еси, / да блага вечныя жизни наследиши, / возлюбив незлобие и чистоту души и тела. / Снискал еси, еже возлюбил,/ свидетельствуют бо о сем гроб и нетление мощей твоих / и благодать чудотворения наипаче. / Точиши бо цельбы всем притекающим к тебе и непросвещенным, / Симеоне блаженнее, / чудотворче предивный.

Составлено по материалам сайта
Сестры.ру »

Обсуждение закрыто.