Хождение Иисуса Христа по воде. Проповеди

…Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали:
истинно Ты Сын Божий… (Мф., 
XIV, 22-34)

Хождение Иисуса Христа по воде

Буря всегда застаёт врасплох. И к этому никогда не возможно привыкнуть: разгневанная стихия; небо, кажется, сейчас сомкнётся с водой, и ветер противный, и грозные молнии. А твою лодку заливает волнами, и руки уже не держат весло, и в клочья разметаны надежды на спасение. Берега не видно. Шторм. И ты – в самой его середине.

И это – очень большое испытание для учеников Христовых – остаться одним, без учителя, в самом эпицентре бури. Страх, испуг, малодушие. Это не так, как было до этого, совсем недавно, когда они плыли в лодке, а Он спал на корме. Тогда Он был рядом, Сильный, могущий запретить ветру. А сейчас – кто разгонит отчаяние, которое захлестывает лодку души?

Но, главное, — это не бросить весла надежды! Христос уже идёт по волнам, являя Свою Царскую Державную власть над стихией мира. Евангелие повествует нам, что в четвёртую стражу ночи Он спешит на помощь апостолам, идя прямо по воде… Но в это трудно поверить. В это – страшно поверить. «Призрак!» — встревожено решают они и от страха начинают кричать.

О преславного чудеси! Моисей разделил Чермное море и соделал из оного стену одесную и стену ошуюю, и таким образом пешешествовавший Израильский народ, по открывшейся земли, прешел посреде моря (Исх.14:21-22). Иисус Навин обратил вспять течение реки Иордана, и открылась во глубине ее суша, по которой шествуя Израильтяне перешли Иордан (Нав.3:17).

Велики суть без сомнения сии два чуда; но когда слышим, что люди сии и Чермное море, и реку Иордан прошли, шествуя по земли, воды не имущей, то несколько успокоивается понятие наше; человек же, ходящий по морю, — есть чудо совершенно непостижимое. Неужели огустело тогда море, и стало твердым? или тело Иисуса Христа чуждым соделалось тяжести? или убоялось море Господнего и Божественного тела, и носило оное против законов естества своего? или одни только края ног Иисусовых касались моря, тяжесть же телесная носима была силою Божественною? Поистине непостижим есть чуда сего образ, так как и других многих. Почему не без причины, когда сие узрели ученики, то зело смутились. И видевше Его ученицы по морю ходяща, смутишася, глаголюще, яко призрак есть, и от страха возопиша. (Мф. 14:26)

Страх и маловерие парализуют человеческую душу, и только Божественное: «Ободритесь; это Я, не бойтесь» — разгоняет противный ветер, и даёт силы нести свой жизненный крест среди неимоверных трудностей, скорбей и искушений.

А апостол Пётр, ревностный и горячий, хочет быть быстрее со Христом, быть ближе к Нему, быть вместе с Ним: «Господи! Если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде». Но в этих словах, в этом сердечном порыве есть и радость, но есть и сомнение. «Господи!» — ликует радующееся сердце. «Если это Ты…» — шепчет сомнение. И он пошёл по воде, навстречу Самому Богу.

Но это оказалось трудным испытанием, испытанием его веры. Не убоявшись глубины моря, он убоялся дыхания ветра. «Видя сильный ветер, — говорит Евангелист Матфей, — он испугался, и начав утопать, закричал: «Господи! Спаси меня!»

Страх мгновенно погружает человеческую душу в пучину смерти. И этот страх приходит от сомнения в вере. И так бывает с каждым из нас, когда нам грозит какая-то опасность. Часто нашей веры, нашего мужества хватает только на несколько шагов по водам, а потом мы начинаем тонуть…

Страшно потому, что волны очень высоки и ветер противный. Но как только мы взываем к Богу, Господь тотчас же, мгновенно, простирает к нам Свою спасающую десницу. И ветер утихает, и наступает великая тишина в душе.

Как обрести это спасительное доверие к Богу? Как научиться понимать, что без поддерживающей руки Христовой, мы – ничто, и способны только на одно – утопать в клокочущей пучине своих страстей?

Христос идет к ученикам по водам

Хождение Иисуса Христа по воде

Идущий по водам Спаситель показался апостолам призраком. Но Он был гораздо реальнее и волнующихся волн, и завывающего ветра, ибо по волнам шествовал Повелитель стихии.

В современном мире Бог многим тоже кажется призраком, чем-то эфемерным, несуществующим, а настоящие призраки – многочисленные изощрённые страсти, пороки, ложные идеи, поддельные ценности порою полностью завладевают человеческим сердцем, поселяются в нём, а оно совершенно не чувствует и не понимает этого пагубного пленения.

Отец Иустин (Попович) говорит, что «никогда в человеке не было так мало Бога, как сегодня». В человеческом сердце очень много места для пустых забот, поиска увеселений, желания накоплений, славы, почёта. Много пространства для самого изощрённого греха, для злобы, ненависти, осуждения. Но в нём, этом нашем больном сердце, оказывается очень мало места для Бога, для любви, для поиска вечной жизни.

Преп. Симеон Новый Богослов замечает, что люди живут в страшных грехах, в безверии, наслаждаются уродливой красотой мира, потому, что они не познали радости чистоты.Пока человек не взрастит этот светлый лучик упования на Бога в своей жизни, пока он не узрит всегда спешащего к нему по волнам житейского моря Спасителя, лодку его души так и будет трепать в бесконечных будничных изматывающих бурях.

Когда апостолы отплывали от берега, была хорошая погода. Буря началась потом, когда они были уже в середине моря. Ученики были там, куда послал их Христос, и всё-таки они не избежали встречи со стихией. Нам тоже не избежать этого жизненного испытания скорбями.

«В мире скорбны будете, но дерзайте, ибо я победил мир!» — Как это каждому из нас хорошо знакомо: в жизни бывает иногда так тяжело, что, кажется, уже нет сил грести. Груз непонимания. Ссоры в семье. Тяжёлые изнуряющие болезни. Смерть самых близких людей. Ветер противный и лодку души заливает волнами. Берега уже не видно. Шторм! И ты – в самой его середине. Но главное – это не усомниться, не потерять надежду и веру.

Как и в случае насыщения пяти тысяч, перед современным читателем неизбежно возникает вопрос: а действительно ли Иисус шел по воде? Но мы должны четко себе уяснить: такой вопрос ни для самого евангелиста, ни для его слушателей и читателей просто не существовал. В античные времена само по себе хождение по воде или летание по воздуху представлялось вполне возможным. Само по себе разделение феноменов на естественные и сверхъестественные появилось много позже. Ведь в Священном Писании мы еще ни разу не увидим даже слова такого «сверхъестественное».

Употреблялось другое слово – «чудо», то есть нечто необычное, удивительное, то, чему люди удивлялись, чудились. Что же касается летания по воздуху или хождения по воде, что с нами происходит только во сне, то древние, конечно, видели в этом чудо, но отнюдь не сомневались в возможности таких явлений.

Иван Айвазовский (1817-1900). Хождение по водам

Хождение по водам. (И. Айвазовский)

Что касается слов «это Я, не бойтесь», — то они говорят сами за себя. «Это Я», церковносл., — «Аз есмь» – ничто иное как трансформация Имени Божия. Этими словами в Писании представляет Себя Сам Бог. Вспомним пророка Исаию: «Мои свидетели, говорит Господь, вы и раб Мой, которого Я избрал, чтобы вы знали и верили Мне, и разумели, что это Я: прежде Меня не было Бога и после Меня не будет. Я, Я Господь, и нет Спасителя кроме Меня» (Ис.43:10–11).

Все это произошло, когда Иисус «увидел их бедствующих в плавании, потому что ветер им был противный». И первые христиане в маленьком рассказе о хождении по водам слышали о том, что в бедственном положении к ним приходит в Иисусе Сам Бог. Иисус – их Пастырь и Спаситель. Но при всем том сказано: ученики «подумали, что это призрак», и «чрезвычайно изумлялись в себе и дивились, ибо не вразумились чудом над хлебами, потому что сердце их было окаменено» (Мк.6:52).

Зачем это упоминается? Что это должно означать? Евангелист желает, чтобы с его читателями не происходило то же, что с непонятливыми учениками. Читатели должны знать: Когда Иисус насытил пять тысяч, тогда Бог явил Себя как добрый Пастырь. И этому попечению Божию не противоречит тот факт, что Его апостолы, которые должны являть Его людям, могут оказаться в бедственной ситуации, когда у них, так сказать, «дело не движется».

Иисус, в Котором к нам обращается Сам Бог, не упускает из вида Своих учеников и в самые тяжелые времена. Он своевременно приходит к ним на помощь. А читатели Евангелия должны доверять этому.

«Ободритесь; Это Я, не бойтесь». Не только в «четвёртую стражу ночи»,  но и каждую секунду Господь спешит нам на помощь. Он укрощает наши душевные бури,  Он дарит нам сердечную тишину, укрощает греховные ветры страстей. А нам остаётся только одно: исповедование великой благодарности и любви ко Христу. «И когда вошли они в лодку – ветер утих! Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: Истинно Ты Сын Божий». 

И так, видите убо, братие и сестры, что маловерие — есть корень всех зол, вера же — источник всякой добродетели и благотворения. Но может ли человек хладную свою веру соделать горячею? Может, если хочет. Вера наставляет на добродетель, а добродетель согревает веру. Буди убо кроток, смирен, правдолюбив, благоснисходителен, целомудрен, долготерпелив, мудр яко змия, цел яко голубь, милостив яко Отец твой Небесный. Сие возжигает в сердце человека тот огнь, то есть, ту веру, которую пришёл Иисус воврещи на землю, то есть на сердце верующих в Него.

Господи Иисусе Христе, единородный Сыне Божий! Ты еси и веры податель, и добродетели наставник. Верую и исповедую, яко Ты еси воистину Христос Сын Бога живаго, пришедый в мир грешные спасти, от них же первый есмь аз; но вера моя есть мала и хладна, не есть столько горяча, елико нужно есть для спасения моего. Тебе убо, премилосерде, приклоняю колена мои, и со слезами, яко отец отрочате, имеющего духа нема, взываю и вопию: «верую Господи! помози моему неверию»! (Мк.9:24)

Греховная бездна. Поучение в неделю 9-ю по Пятидесятнице.

«В бездне греховней валяяся, неизследную милосердия Твоего призываю бездну. От тли, Боже, мя возведи».

В сегоднешнем евангельском чтении повествуется о чуде спасения Господом Иисусом Христом утопающего Петра (Матф. 14:24-33). Иисус Христос, чудесно насытив в пустыне близ Вифсаиды пять тысяч народа, отпустил его, а своим ученикам приказал сесть в лодку и отправиться по морю в землю Геннасаретскую.

Произошло сильное волнение, грозившее потоплением ученикам. Иисус для спасения их подошел к ним, идя по морю, и сказал: «ободритесь: это Я, не бойтесь». Петр сказал ему в ответ: «если это Ты, повели мне идти к Тебе по воде»… Иди, рек ему Иисус. Петр, вышедши из лодки, пошел по воде, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: «Господи, спаси меня». Иисус тотчас простер к нему руку, поддержал его и привёл в лодку. Вслед за тем ветер утих, и все благополучно вскоре доплыли до Геннисаретскаго берега.

Море, в котором грозила Петру опасность потонуть, есть образ моря житейскаго, воздвизаемаго напастей бурею. Волны морския служат образом греховных искушений. Обуреваемый ими грешник подвергается опасности погибнуть от них подобно тому, как Петру грозила опасность потонуть. Пётр безбоязненно бросился из лодки в воду, с надеждою на безопасность по вере в Иисуса. Есть и грешники, которые, когда бросаются в бездну грехов, совсем забывают о грозящей им опасности погибели только не по вере Петровой, а потому, что не дорожат своим спасением. Безпечность их в сем отношении доходит до того, что они теряют чувство самосохранения и похожи на того бесноватаго, который приведен был отцем его к Иисусу Христу для исцеления. Этот несчастный подвергался припадкам беснования в новолуния и с неудержимою силою бросался в огонь без опасения сгореть, и в воду без опасения потонуть.

Иисус Христос — Спаситель

Податливость на грех доводит грешника до помрачения в нем здраваго смысла. Он делается духовно слепым, не видит пагубных последствий своего греховного состояния, забывает различие добра и зла, и как бы ни был тяжек грех, не почитает его за грех, не боится ответственности за него. Его духовное состояние наглядно изображается в притче Христовой о блудном сыне. Убегая из дома отца на страну далече, он отнюдь не воображал того жалкаго и позорного положения, до какого доведет его безумное расточительство и распутство.

Если сказано о нём, что он наконец «пришёл в себя», опомнился, то что это значит как не то, что до сих пор он был «вне себя», в самозабвении? Кружась в вихре суеты мирской, безумно расточая имущество свое на пьянство и распутство, он поистине был сумасшедшим, валялся в бездне греховной, совершенно не понимая своего позора и уничижения. Можно было ожидать, что он окончательно погибнет и умрет без покаяния. Так однако не случилось.

Человек, подражающий диаволу закоснением во грехах, все же однако не доходит до полного уподобления диаволу. Диавол чем дольше живет на свете, тем больше ожесточается и озлобляется против Бога; от него не жди раскаяния. Бывают и люди нераскаянные, но не столько по злобе и вражде против Бога, сколько по безпечности или по отчаянию, также по неверию в бытие Божие иди в правосудие Божие, воздающее каждому по делам. В таком пагубном состоянии многие и умирают, многие, но не все. Как бы ни были тяжки и многочисленны грехи человека, покаяние возможно, как показывают многие примеры. Случается со многими тоже, что случилось с блудным сыном Евангельской притчи. Расточив имение свое, он впал в нищету, нанялся в пастухи и стал питаться свиным кормом, но и того ему не давали. Бедствие образумило его. Он вспомнил об отце своем и возвратился к нему с покаянием. Сему примеру следуют многие подобные грешники.

Как бы ни глубоко погрузился человек в бездну греховную, он при помощи Божией всегда может раскаяться и спастись. Нет греха побеждающего милосердие Божие. Глубока бездна греховная, но несравненно глубже неизследная бездна милосердия Божия или благодати Божией. О ее обилии и спасительности можно судить по слову Христа Спасителя, сравнивающего ее с речными водами: «Веруяй в Мя, якоже рече писание, реки из чрева его истекут воды живы» (Иоан.7:38), — то есть он наполнится благодатию Животворящего Духа Божия в такой обильной мере, как если бы шла речь не об одной реке, а о нескольких, истекающих из одного места. Что именно Христос под образом рек указал на благодать Святаго Духа, это видно из объяснительных слов Евангелиста: «сие же рече Христос о Дусе, Егоже хотяху приимати верующии во имя Его» (Иоан.7:39). От полноты сей благодати, излившейся на апостолов в день сошествия Святаго Духа, восприемлют в обильной мере и другие верующие, принадлежащие к апостольской Церкви. Дух Святый, исполнивший своею благодатию апостолов, до скончания века будет изливать ее в апостольской Церкви и распространять ее по всему лицу земли.

И так, пусть каждый, валяющийся в бездне греховней, погруженный в бездонную пучину беззакония и нечестия, не отчаявается в своем спасении и да вопиет к Источнику благодати: «милосердия Твоего призываю бездну».

Благодать Святаго Духа поистине есть неистощимая бездна милосердия Божия и готова извлечь из бездны греховной всякаго призывающего её. Живая текущая речная вода есть выразительный образ спасительных действий благодати Божией. Вода омывает покрытое потом и грязью тело, утоляет жажду, освежает и укрепляет утомленного движением и трудом человека и в минеральном виде врачуеть больных.

Подобно сему струями благодати Святаго Духа душа очищается от скверн греховных, удовлетворяется в жажде истины и правды, наполняется миром и радостию, укрепляется для подвигов самоотвержения, врачуется от застарелых духовных недугов. Пользование этою спасительною водою доступно всякому грешнику, как бы ни были тяжки и многочисленны его грехи. Пусть он, подражая блудному сыну в грехопадениях, подражает ему и в покаянии, и как только пробудится в нем совесть, усыпленная беззакониями и скотоподобною чувственною жизнию, пусть он воззовет ко Христу Спасу: «в бездне греховней валяяся, неизследную милосердия Твоего призываю бездну».

Я так глубоко погряз в беззакониях, что беззакония «превзыдоша главу мою». Я стал походить на утопающего в морской глубине, который скрылся в ней с головою, стал захлебываться, лишился сил и не может вынырнуть из воды. Вопию Ти гласом утопающего Петра: Господи, спаси меня, погибаю, простри мне руку помощи, изведи из глубины греховной. Знаю, что милосердие Твое безпредельно, что благодать Святаго Духа милующая, очищающая, исцеляющая, освящающая и умиротворяющая есть бездонная пучина, превосходящая всякую бездну. Водами сей благодати ороси, напой, очисти и оживотвори душу мою, валяющуюся в бездне греховней. Не дай мне погибнуть в этой бездне и от тли (от погибели) возведи мя».

Такова должна быть молитва кающегося грешника, как выражение упования на спасающую благодать Божию. Но есть поговорка: «на Бога надейся, а сам не плошай». С молитвою надежды на помощь Божию, соединяй собственное усилие для своего спасения, подражая мореходам. Когда им угрожает кораблекрушепие от страшной бури на море, что они делают? Не надеесь спастись одними собственными силами, они тоже молятся Господу о помощи; отсюда произошла поговорка: «кто в море не бывал, тот хорошо не маливался». Но ограничиваются ли они одною молитвою? Нет. Они из сил выбиваются, чтобы спастись от потопления: убирают снасти, выбрасывают груз, выкачивают воду и т. п.

И Господь приходит к ним на помощь, внемлет их молитвам о спасении. Так же должны поступать все плавающие по житейскому морю, обуреваемые волнами страстей, утопающие в бездне греховней. Они могут надееться на помощь Божию только в том случае, если и сами крепко подвизаются в борьбе с греховными искушениями. Благодатная помощь готова только для упражняющихся в этих подвигах, а не для тех, которые в надежде на нее сами ничего не делают. Благодать помогает только трудящимся, – ленивым и праздным она не помогает. Они не достойны этой помощи. Леность и праздность — есть грех, а греху Господь не потворствует. Аминь

Неделя 9-я по Пятидесятнице. Спасение утопающего Петра.
Проповедь свт. Иоанна Златоуста

«И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий. И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую.» (Мф. 14:22-34)

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

Для чего Господь восходит на гору? Чтобы научить нас, насколько удобны пустыня и уединение, когда нужно молиться Богу. Для того Он часто уходит в пустыни, и неоднократно проводит там ночи в молитве, уча нас избирать такое время и место, которые бы нас располагали к спокойной молитве. Пустыня есть матерь безмолвия, покой и пристань, укрывающая нас от всякой тревоги. Итак, Христос для молитвы взошел на гору; а ученики опять борются с волнами и претерпевают бурю, как и прежде. Но тогда во время бури Христос был с ними на корабле, а теперь они одни. Господь постепенно и мало-помалу ведет их к большему, и приучает переносить все мужественно. Поэтому-то, когда они в первый раз подвергались опасности, был с ними, хотя и спал, чтобы тем самым успокоить их; теперь же, ведя их к большему терпению, поступает иначе: уходит от них, попускает буре застигнуть их среди моря, так что им не оставалось никакой надежды к спасению, и на всю ночь оставляет их бороться с волнами, — чем, думаю, хотел тронуть жестокое их сердце. Таковое действие должен был произвести страх, возбужденный как бурей, так и ночным временем.

Сверх сердечного умиления, Господь располагает их к сильнейшему желанию быть с Ним и непрестанному памятованию о Нем. Вот почему Он не тотчас явился к ним, но, как говорит евангелист, «в четвертую стражу нощи, иде к ним Иисус, ходя по морю» (Мф. 14:25), — чем научал их не искать скорого избавления от окружающих бедствий, но мужественно переносить все, что ни случится. Но когда они ожидали избавления, страх еще более увеличился. «Видевше Его ученицы по морю ходяща,- говорит евангелист,- смутишася, глаголюще, яко призрак есть; и от страха возопиша» (Мф. 14:26). Господь и всегда так поступает: когда хочет прекратить бедствия, насылает другие, тягчайшие и ужаснейшие. Так было и в настоящем случае: кроме бури, и явление Христово устрашило их не менее бури. Христос не рассеял тьмы и не вдруг открыл Себя ученикам, чтобы продолжительностью страха укрепить их, как сказал я, и приучить к терпению.

Так поступлено было и с Иовом. Когда Богу угодно было прекратить его страх и искушение, попустил, чтобы последнее страдание было тягчайшим. Я разумею здесь не смерть детей и слова жены, но укоризны рабов и друзей.

Равным образом, когда Бог хотел Иакова избавить от бедствования на чужой стороне, попустил, чтоб открылись новые беспокойства и непрестанно увеличивались. Тесть настиг его на пути и угрожал смертью, а потом брат, хотевший перехватить на дороге, поверг его в крайнюю опасность. Так как человеку не возможно вынести искушений продолжительных и сильных, то Господь, желая, чтобы праведники приобрели больше, перед окончанием их подвигов увеличивает испытания. Так поступил Он и с Авраамом, назначив ему последним искушением заклание сына. И несносное делается сносным, когда налагается на человека при дверях, незадолго до освобождения. Так поступил Христос и в настоящем случае: не прежде открыл Себя апостолам, чем они возопили. Чем более увеличивалось беспокойство, тем приятнее для них было пришествие Христово.

Потом, когда возопили, «абие же,- говорит евангелист,- рече им Иисус, глаголя: дерзайте, Аз есмь, не бойтеся» (Мф. 14:27). Эти слова рассеяли страх и внушили смелость. Апостолы не узнавали Его по виду, как по причине чудесного хождения, так и по причине ночного времени; поэтому Он открывает Себя посредством голоса. Что же делает Петр, везде пламенный, всегда предупреждающий других учеников? «Господи,- — говорит он, — аще Ты еси, повели ми приити к Тебе по водам» (Мф. 14:28). Не сказал: помолись и призови на помощь Бога; но: «повели». Видишь ли, сколько жара, сколько веры — хотя Петр от того и подвергается часто опасностям, что домогается чрезмерного? Так и здесь он просил слишком многого: впрочем, из одной любви, а не из хвастовства. Не сказал: вели мне идти по волнам; но что говорит? «Повели мне приити к Тебе». Никто не любил столько Иисуса. Это доказал Петр и по воскресении Христовом. И тогда он не стал ждать, чтобы идти вместе с другими, но побежал вперед. Впрочем, он обнаруживает в себе не одну любовь, но и веру.

Петр был уверен, что Иисус может не только Сам ходить по морю, но вести и других, и желает скорее быть близ Него. «Он же рече: прииди: и излез из корабля Петр, хождаше по водам», — и шел к Иисусу. «Видя же ветр крепок, убояся, и начен утопати, возопи глаголя: Господи, спаси мя! И абие Иисус простер руку ят его, и глагола ему: маловере, почто усумнелся еси?» (Мф. 14:29-31). Это происшествие чудеснее прежнего, потому и случилось после. Когда Христос показал, что он Владыка моря, Он производит перед учениками другое удивительнейшее знамение. Прежде Он запретил только ветрам, а теперь и Сам ходит по водам, и другому дозволяет сделать то же. Но если бы повелел то вначале, Петр не принял бы с таким расположением, потому что не имел еще такой веры.

Итак, для чего Христос позволил Петру? Для того, что, если бы сказал ему: не можешь, — Петр, по своей горячности, и здесь стал бы противоречить. Поэтому Христос и убеждает его самым делом впредь быть осторожнее. Но Петра и это не удерживает. Итак, сошедши с корабля, обуревается волнами, потому что убоялся; вот что произвело волнение, а страх произошел от ветра. Иоанн говорит, что «хотяху прияти Его в корабль, и абие корабль бысть на земли, в нюже идяху» (Ин. 6:21). Эти слова показывают то же самое, то есть: что Иисус взошел на корабль тогда уже, как ученики приблизились к берегу. Итак, Петр, сошедши с корабля, шел к Нему, радуясь не столько тому, что ходит по водам, сколько тому, что идет к Иисусу. Но, победив трудное, он едва не потерпел вреда от легчайшего; я разумею стремительность ветра, а не моря. Такова природа человеческая: часто, успев в великом, затрудняется малостью!

Как Илия пострадал от Иезавели, Моисей от египтянина, Давид от Вирсавии, так и Петр. Сначала, объятый еще страхом, он осмелился идти по водам; а против усилия ветра и притом находясь уже близ Христа устоять не мог. Так бесполезно быть близ Христа тому, кто не близок к Нему верой. Это обнаружило также разность между учеником и Учителем и утешило прочих. Если они негодовали на двух братьев, то тем более вознегодовали бы на Петра, потому что еще не удостоились принять Святого Духа. После принятия Духа они стали иными, и во всем уже уступают первенство Петру; ему предоставляют право говорить в собраниях, хотя он менее других был искусен в слове. Но почему Господь не велел уняться ветрам, а Сам простер руку и поддержал Петра? Потому что нужна была Петрова вера. Когда с нашей стороны есть недостаток, то и божественное действие останавливается.

Итак, желая показать, что не стремление ветра, но Петрово маловерие произвело такую перемену, Господь говорит: «маловере, почто усумнелся еси?» Следовательно, он легко устоял бы против ветра, если бы в нем не ослабла вера. Потому-то Господь, поддержав Петра, и не остановил дуновения ветра, желая показать, что ветер не вредит, когда крепка вера. Как птенца, который прежде времени вылетел из гнезда и готов упасть наземь, мать сажает к себе на крылья и опять уносит в гнездо, — так сделал и Христос. «И влезшим им в корабль, тогда преста ветр» (Мф. 14:32). Раньше при подобном случае говорили: «кто есть» человек «Сей, яко и ветры и море послушают Его?» А теперь говорят иначе. «Сущии в корабли,- говорит евангелист,- пришедше поклонишася Ему, глаголюще: воистину Божий Сын еси!» (Мф. 14:33).

Видишь ли, как Господь мало-помалу вел всех выше и выше? Оттого, что Сам ходил по морю, велел другому сделать то же, и спас его от опасности, вера в учениках весьма уже возросла. Тогда запретил Он морю, а теперь не запрещает; но иначе, в высшей мере, показывает Свое могущество. Потому и говорили: «воистину Божий Сын еси». Что ж? Запретил ли Он говорить так? Совершенно напротив, даже подтвердил сказанное тем, что с большей властью и не по прежнему стал исцелять приходящих к Нему. Аминь

 
 

Обсуждение закрыто.