Преподобноисповедник Михаил Святогорский

24 марта 2016 года исполняется ровно 55 лет со дня блаженной кончины одного из угодников Божиих, подвигом своим прославившим Святые Горы, подвижника XX века преподобного Михаила исповедника, схиархимандрита Святогорского.

Икона преподобного Михаила, исповедника Святогорского

Постановлением Священного Синода Украинской Православной Церкви Московского Патриархата 8 мая 2008 года были прославлены в лике святых 16 святогорцев в Соборе преподобных отцов Святогорских. Среди них — подвижник и молитвенник, исповедник преподобный схиархимандрит Михаил Святогорский.

В Святогорском патерике о рождении и родителях преподобноисповедника Михаила Святогорского мы находим следующие сведения:
«Схиархимандрит Михаил (в миру Галушко Максим Кузьмич) родился 19 декабря 1877 года (по ст. стилю — ред.), в селе Пальное Харьковской губернии Волчанского уезда Николаевской II волости в крестьянской семье. Как многие крестьянские семьи того времени, семья Галушко жила трудолюбиво и благочестиво.

Родители Максима, Косьма и Пелагея, держали православную веру, посещали приходскую церковь и проводили жизнь согласно обычаю крестьянского быта: занимались хозяйством и кормились от земли трудами своих рук. Родного брата Максима звали Корнилием (Корнеем).

Мать Максима, Пелагея, была человеком на редкость добрым и богобоязненным. Отличаясь сугубой щедростью и гостеприимством, она без различения звания и состояния любила благотворить богомольцам, которые по окончании праздничной службы, возвращаясь из сельского храма, проходили мимо её дома. В большинстве своём это были люди простые и небогатые, пришедшие помолиться в пальновский храм, быть может, из соседних деревень и поселений. Для удовлетворения их нужд Пелагея заранее собственноручно приготовляла обед, накрывала на стол и по окончании богослужения приглашала людей зайти и подкрепиться у неё трапезой. Стоит ли говорить, что после совершенных молитвенных трудов подобные приглашения были очень кстати.

Таким образом, Пелагея имела обыкновение поступать в каждый двунадесятый праздник, чем подавала добрый пример христианского человеколюбия своему сыну, Максиму, который с молодых лет воочию видел, как его родительница старалась на деле исполнять заповедь Христа: «… когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния. Но когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых, и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных» (Лук. 14, 12–13).

Благочестивая жизнь родителей, их пример христианской любви к ближним благотворно влияли на душу отрока Максима, и он еще с юных лет почувствовал сердечное влечение жить для одного Господа».

Так ещё с детства, в семье будущего святогорского подвижника была заложена благодатная почва для будущего великого духовного плода — молитвенных и подвижнических трудов достославного святогорца во имя Христово и во благо Его Святой Церкви, беззаветно преданного и верного насельника Святогорья.

В советские безбожные годы гонений на Церковь угодник Божий много претерпел за исповедание веры Христовой и нерушимую, стойкую преданность и верность родной для него Святогорской обители. Весь жизненный путь преподобного исповедника пронизан верностью Богу и горячей любовью ко Святым Горам.

ИСПОВЕДНИЧЕСКИЙ ПУТЬ СВЯТОГОРСКОГО ПОДВИЖНИКА

Период с 1918 по 1922 годы был для отца Михаила, пожалуй, самым сложным периодом его жизни, и не потому, что последующие десятилетия святогорского исповедника окажутся легче и спокойнее, а потому что выпавшие в это время на его долю гонения, скорби и беды приходилось ему переносить впервые.

Преподобноисповедник Михаил схиархимандрит Святогорский

Преподобноисповедник Михаил схиархимандрит Святогорский

В конце зимы — начале весны 1918 года в Святогорскую обитель пришла матушка Наталия Понировская, жена священника села Яровое, и рассказала о том, что еще в 1914 году ей было явление Божией Матери, Которая за четыре года до начала бедствий поведала о судьбах Святогорской пустыни и повелела известить отца настоятеля о воле Божией, относящейся к скорбной участи монастыря, прославлению Святогорской иконы Божией Матери, святыням и ризнице Святогорья.

Когда отец Михаил по благословению архимандрита Трифона встретился с матушкой Наталией, выслушал её рассказ и узнал, о чём предрекала и что повелевала Царица Небесная, то, не мудрствуя, положил, с терпением и смирением, предать себя в волю Божию и нести свой крест до конца вместе со своим настоятелем, архимандритом Трифоном (отец Михаил был его келейником).

Начавшиеся нападения на обитель, жестокие истязания братии, бандитские грабежи и глумления изо дня в день служили для отца Михаила красноречивым подтверждением истинности слов Наталии Понировской. Требовались духовное мужество, верность и вера, чтобы перенести попущенные Богом скорби, выдержать пытки, не пасть духом и поступать в эти тяжёлые времена мудро, богоугодно, согласно с повелением Царицы Небесной.

Сделать же это было очень не просто. Бродячие шайки разбойников хищно рыскали вокруг обители, за стены которой даже в светлое время суток бывало опасно выходить. Днем под видом мирных жителей они присматривали себе добычу, а ночью, когда все погружалось во тьму и ждать помощи инокам было неоткуда, старались этой добычей завладеть.

С ПОМОЩЬЮ БОЖИЕЙ СПАСЕНИЕ РОДНОЙ ОБИТЕЛИ ОТ БАНДИТОВ

Однажды отцу Михаилу Господь судил стать Ангелом-Хранителем своего монастыря.

Отец Михаил Галушко, фото 1950-х гг.

Отец Михаил Галушко, фото 1950-х гг.

16 февраля / 1 марта 1918 года, в 4-м часу ночи, несколько вооружённых солдат вошли в ворота обители. Окинув взглядом пустынную набережную, они направились к настоятельскому корпусу, примыкавшему к безмолвному Покровскому храму.
Подойдя к покоям настоятеля и убедившись, что двери заперты, они стали громко в них стучать.

Услышав стук снаружи, сонный, ничего не подозревавший послушник отворил двери и пустил опасных гостей в здание, за что сразу же и поплатился. Бандиты, увидав перед собой одинокую фигуру в подряснике, пользуясь внезапностью, тут же напали на открывшего. Один из них ударил его в грудь, двое других приставили к виску револьверы и, угрожая в случае сопротивления расстрелять на месте, приказали молчать.

Тем временем пока их товарищи удерживали ошеломлённого послушника в прихожей, двое других бандитов вошли в коридор и, увидев там отца Михаила, бросились к нему. Угрожая батюшке расправой, они также приставили к нему дула револьверов и потребовали денег и вина.

Сумма, которую вторгшиеся в настоятельский корпус пожелали получить от батюшки, была названа ими в 15 тысяч рублей.
При этом отцу Михаилу вооруженные разбойники заявили, что эти деньги они берут на правах «контрибуции», то есть на тех правах, которые якобы позволяют им, сильным, отбирать средства к существованию у слабых только потому, что на их стороне власть и безнаказанность.

К положенной «контрибуции» бандиты потребовали выдать им 20 бутылок хорошего монастырского вина, чтобы можно было вдоволь отпраздновать удачный «поход» на обитель.

Отец Михаил не растерялся. Веря, что жизнь его находится в руках Господа, он, сохраняя самообладание, с Божией помощью уговорил солдат не спешить применять оружие и обождать всего лишь полчаса. За это малое время батюшке посчастливилось сделать всё, чтобы выпроводить ночных гостей из спящей обители.

Оказавшись за оградой и видя перед собой наглухо закрытые ворота, вооружённые солдаты поняли, что ни вина, ни денег им не дождаться, поэтому, не на шутку осердившись, они стали стрелять из винтовок и наганов, грубо требуя пустить их обратно в обитель.

Однако разбуженная происшествием братия решила, что отворять озлобленным разбойникам ворота и подвергать опасности жизнь насельников ни в коем случае нельзя.

Устроив стрельбу и ничего этим не добившись, разъярённые солдаты с угрозами и ругательствами вынуждены были оставить монастырь в покое и уйти ни с чем. Разбуженных местных жителей, поспешивших было на шум к монастырю, останавливали на дорогах выставленные солдатские патрули и не пускали к обители.

Все эти безобразия продолжались до самого утра.

Так своей смелостью и находчивостью отцу Михаилу с помощью Божией удалось спасти Святогорскую пустынь от ограбления, а братию, быть может, от насилия и смертоубийства.

СТРАШНЫЕ ГОДЫ ГОНЕНИЙ НА ЦЕРКОВЬ И РАЗОРЕНИЯ ОБИТЕЛИ

Еще не раз в эти страшные годы отец Михаил вынужден был претерпевать страдания и унижения, молясь и печалуясь Богу и Его Пречистой Матери о творящихся беззакониях.

Святогорская скала с церковью святителя Николая после войны

Святогорская скала с церковью святителя Николая после войны

«25 октября (вероятно, 1919 года – сост. Святогорского патерика), — читаем мы в летописи отца Луки (Грицкевича), — в 7 часов вечера, во время колокольного звона ко всенощному бдению, ворвалась в обитель вооруженная банда в 30 человек». Осквернив и ограбив обитель, бандиты ушли около 10 часов вечера, оставив после себя страшный беспорядок.

Не миновали они и отца Михаила. В его келии руками разбойников было совершено кощунство: нападавшие изрезали в куски епитрахиль и на священном Евангелии начертали мерзкие надписи, явив тем самым свой обезбоженный облик.
«Вскоре.., — продолжает повествовать монастырская летопись, — стали появляться в монастыре новые партии Красной Армии, производя обыски, грабежи, днем и ночью наводя потрясающий ужас. Грабежи производились как монастырского, так и братского по келиям имущества, брали все кто что хотел: снимали с ног сапоги, часы, белье и прочее, ломали двери, били сундуки, стреляли в окна…»

В эти годы было убито 17 человек братии, монастырского же имущества оказалось разграблено на сумму 400 тысяч рублей.
Монашеское Святогорье теряло блистательные ризы и облачалось в рубище. Во время таких нападений, конечно же, наибольшей опасности подвергалась старшая монастырская братия, которую бандиты с корыстным умыслом старались отыскать каждый раз, когда захватывали обитель.

Далеко не всегда настоятелю со своими келейниками, казначею, ризничему, эконому удавалось укрыться в безопасном месте и переждать очередной налёт на Святые Горы. Не один раз они терпели на себе пытки и издевательства различных злодеев, которые находили удовольствие в беспощадном избиении и глумлении над захваченными священноиноками. Так продолжалось немалое время.

В конце апреля — начале июня 1922 года отцу Михаилу пришлось претерпеть множество скорбных дней, связанных с кампанией по изъятию церковных ценностей.

На глазах батюшки большевики разоряли главный, Успенский собор монастыря, опустошали и другие его храмы. Отец Михаил в качестве заместителя настоятеля вынужден был присутствовать при этих богопротивных деяниях, свидетельствовать изъятое, а затем несколько раз отправляться в Харьков, чтобы там, по-видимому, обстоятельно докладывать епархиальному начальству о том, как производится изъятие и как разоряется обитель. Однако сделать, очевидно, никто ничего не мог».

Святогорский исповедник пережил арест, суд, был свидетелем закрытия родной обители и полного её разорения, преследования оставшейся братии. Он был в числе тех немногих, кто решился остаться во Святых Горах, где какое-то время исполнял должность настоятеля Всехсвятского храма с подчинением ему небольшой оставшейся святогорской братии. Последовали новые притеснения со стороны безбожной власти, повторный арест, сфальсифицированные обвинения… Чреда гонений и испытаний выпала на долю святогорского подвижника, до конца дней своих сохранившего крепкую веру и преданность родной обители…

БЛАГОДАТНЫЕ ДАРОВАНИЯ ОТ ГОСПОДА, ДИВНОГО ВО ИЗБРАННИКАХ СВОИХ

Всемилостивый Господь еще при жизни сподобил Своего избранника многих благодатных даров.

Покровитель отца Михаила, святитель Михаил исповедник, епископ Синадский. Келейная икона отца Михаила

Так, по благодати Божией, батюшка исцелял недужных, но об этом мало кто знал, потому что он боялся славы человеческой и избегал надзора властей: время тогда было тяжёлое. Один случай исцеления некая раба Божия Марфа рассказала уже после его смерти. Она была усердной прихожанкой Благовещенского собора и для его украшения делала разноцветные бумажные цветы. Однако болезнь не давала ей покоя. Марфа сильно страдала болью в ногах и еле-еле передвигалась на костылях.

И вот однажды отец Михаил пригласил эту болящую Марфу на ночную службу. Он сказал: «Матушка Марфа, приходи ко мне». Она пришла на литургию, батюшка её исповедовал и причастил, а по окончании службы говорит ей: «Марфа, иди ко мне». Марфа, стоявшая в нескольких шагах от батюшки, оцепенела и смотрела во все глаза на него. «Иди, иди. Не бойся. Иди», — говорит ей отец Михаил. И вдруг Марфа, послушавшись батюшку, сдвинулась с места. Костыли её упали на пол, и она пошла своими ногами. При своей жизни отец Михаил, очевидно, запретил матушке Марфе говорить об этом исцелении, и только после его кончины Марфа рассказала, как она получила здоровье.

По воспоминаниям духовных чад, отец Михаил очень любил Святогорскую обитель. Ни о чём более он так не любил говорить, как о ней. Батюшка предсказывал её открытие и возрождение. Свидетельницей исполнения его пророческих слов стала знавшая отца Михаила схимонахиня Ариадна, посетившая Святогорский монастырь в 1997 году.

Ещё батюшка предупреждал своих чад, говоря им, что верующих будут на трёх эшелонах увозить на север: «Вы тогда старайтесь тоже поехать, хоть за колеса хватайтесь, потому что станут людей вывозить на погибель, а Господь устроит так, что птички прилетят, семена принесут, и будет богатый урожай». Такие и подобные пророчества о грядущих временах есть у преподобного Лаврентия Черниговского и других старцев.

Привыкший с юных лет к монашеской жизни, батюшка таковой научал и своих духовных чад. «Самое главное в монастыре, — говорил он, — это послушание».

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ СВЯТОГОРЦА-ИСПОВЕДНИКА

До самой своей смерти батюшка сохранил память.

Мощи преподобного схиархимандрита Михаила в Успенском соборе Святогорской Лавры

В конце жизни он немного поболел. Духовные чада вспоминали, что его предсмертная болезнь началась как простая простуда. Батюшку уложили в постель и на третий день, когда поднялась высокая температура, вызвали врача. Оказалось, что развивается воспаление лёгких, в которых сразу же начался отёк.

«Когда отец Михаил лежал, — пишет его духовная дочь, — к нему уже никого не пускали. Я видела его из другой комнаты: батюшка лежал на высоких подушках, почти полусидя, глаза его были закрыты, руки сложены на груди, дышал очень тяжело. Мы все потихоньку плакали и расходились с тяжелым предчувствием».

Перед смертью отец Михаил выпил немного чаю, затем сказал матушке тёплые, заботливые слова: «Евфимушка, и ты попей».

После этих слов он тихо, мирно скончался. Это было 11/24 марта 1961 года.

Узнав о преставлении отца Михаила, архидиакон Авраамий записал в своем дневнике:
«В Богоспасаемом граде Харькове на пятой неделе святаго Великаго поста, в пятницу, числа одиннадцатого марта, мирно, спокойно в глубокой старости скончался Святогорский заштатный Архимандрит отец Михаил. Сей муж немало понёс гонений и скорбей, но всегда выходил победителем.»

Нетленная десница отца Михаила

Нетленная десница отца Михаила

Провожать в последний путь дорогого батюшку собралось много почитателей. От собора до кладбища, находившегося довольно далеко, на Лысой горе, люди шли за гробом пешком и все время пели «Святый Боже…»

Пожилые «боевые» женщины шли впереди гроба и давали «зеленый свет», так что даже останавливались трамваи и транспорт. Несмотря на это, инцидентов с милицией не было. На кладбище приехали поздно, но там уже было столько людей, что невозможно было подойти к могиле.

В 40-й день на поминки отца Михаила собралось к нему в дом также множество его почитателей. Панихиду служил иеромонах Серафим.

Прошло много лет с того времени и братия, помня последнего своего настоятеля и его желание быть погребенным в святой обители, 22 сентября 2001 года обрели его честные останки в городе Харькове.

Десница отца Михаила сохранилась нетленной. Облачив мощи в новые монашеские одежды и положив в новом гробе, братия с честью перенесли их в Успенский собор Святогорской обители.

Взирая на нетленную десницу праведника, будем прославлять «дивного во святых Своих Бога», даровавшего Святогорской обители еще одного небесного покровителя и ходатая.

8 мая 2008 года Священный Синод Украинской Православной Церкви, рассмотрев житие, труды, подвиги, чудеса и народное чествование подвижников благочестия, которые «иже во святых горах на Донце» подвизалися, принял историческое решение (Журнал № 38): «Благословить для местного прославления и чествования с числе прочих в лике преподобноисповедников схиархимандрита Михаила (Галушко)».

https://www.youtube.com/watch?v=X-aqroi1A9w#t=28

Могила отца Михаила

Память Собора Святогорских святых принято отмечать ежегодно 11 (ст.ст.)/24 сентября (н.ст.).

Вечная твоя память, достоблаженный отче наш Михаиле, приснопоминаемый!»
Преподобне отче наш Михаиле, моли Бога о нас!

Дорогие братья и сёстры, просим вас в своих святых молитвах помянуть о упокоении всех известных нам сродников нашего святогорца-исповедника схиархимандрита Михаила:
Родителей: Косьму и Пелагею,
Брата — Корнилия.

В статье использованы материалы Святогорского патерика,
том III: «Новомученики и исповедники Святогорской пустыни ХХ века»,
глава «Житие преподобного схиархимандрита Михаила (Галушко), исповедника Святогорского».

 

 

Комментарии запрещены.