Священномученик Петр Скипетров

о. Петр Скипетров, пресвитер

Священномученик Петр Скипетров, пресвитер

Свя­щен­но­му­че­ник Петр ро­дил­ся 4 июня 1863 го­да в се­ле Стан­ки Вяз­ни­ков­ско­го уез­да Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Ски­пет­ро­ва. По­сле окон­ча­ния Шуй­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща Петр по­сту­пил во Вла­ди­мир­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, ко­то­рую окон­чил в 1884 го­ду.

В 1883-1884 го­дах Петр Ива­но­вич слу­жил пса­лом­щи­ком в од­ном их хра­мов во Вла­ди­ми­ре. 8 фев­ра­ля 1884 го­да он об­вен­чал­ся с де­ви­цей Ан­то­ни­ной, до­че­рью ипо­ди­а­ко­на Иса­а­ки­ев­ско­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра в Санкт-Пе­тер­бур­ге Ни­ко­лая За­озер­ско­го.

18 фев­ра­ля 1884 го­да Петр Ива­но­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к Иса­а­ки­ев­ско­му со­бо­ру; в 1886 го­ду он по­сту­пил в Санкт-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную ака­де­мию, ко­то­рую окон­чил в 1890 го­ду. В 1892 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к церк­ви во имя ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Уто­ли моя пе­ча­ли» при дет­ском при­юте прин­ца Оль­ден­бург­ско­го.

В 1898 го­ду отец Петр был пе­ре­ве­ден в цер­ковь во имя ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость», что на Стек­лян­ном за­во­де. Храм был воз­ве­ден на ме­сте яв­ле­ния чу­до­твор­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость» с гро­ши­ка­ми. 23 июля 1888 го­да в глав­ку ча­сов­ни, где на­хо­ди­лась ико­на, уда­ри­ла мол­ния и воз­ник по­жар. Ко­гда огонь по­гас, все уви­де­ли, что ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость» не толь­ко уце­ле­ла, но и об­но­ви­лась.

Кро­ме то­го, на иконе ока­за­лось один­на­дцать мо­не­ток, ко­то­рые рас­по­ло­жи­лись ова­лом во­круг изо­бра­же­ния Бо­го­ма­те­ри. Весть о необык­но­вен­ном яв­ле­нии быст­ро об­ле­те­ла го­род, и в ча­сов­ню по­тя­ну­лись тол­пы бо­го­моль­цев; по мо­лит­вам ве­ру­ю­щих ста­ло со­вер­шать­ся мно­же­ство чу­дес. В 1893 го­ду им­пе­ра­тор Алек­сандр III по­жерт­во­вал зем­лю, при­ле­гав­шую к ча­совне, и на­ча­лось стро­и­тель­ство хра­ма, за­кон­чив­ше­е­ся в 1898 го­ду.

Кро­ме при­ход­ско­го слу­же­ния от­цу Пет­ру при­хо­ди­лось ис­пол­нять мно­гие епар­хи­аль­ные по­слу­ша­ния: с 1886 по 1892 год он пре­по­да­вал За­кон Бо­жий в на­чаль­ных Санкт-Пе­тер­бург­ских учи­ли­щах; с 1895 по 1897 год ис­пол­нял обя­зан­но­сти чле­на по­пе­чи­тель­ства церк­ви свя­той му­че­ни­цы ца­ри­цы Алек­сан­дры при дет­ском при­юте ве­ли­кой кня­ги­ни Алек­сан­дры Ни­ко­ла­ев­ны; с 1901 го­да был за­ко­но­учи­те­лем в Гро­мов­ском при­юте пре­по­доб­но­го Сер­гия; с 1907 го­да — сле­до­ва­те­лем 5-го сто­лич­но­го бла­го­чин­ни­че­ско­го окру­га; с 1914 го­да — чле­ном прав­ле­ния Санкт-Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии.

В 1912 го­ду отец Петр был на­зна­чен на­сто­я­те­лем церк­ви во имя ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость». За рев­ност­ное и бес­по­роч­ное слу­же­ние он был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.

В на­ча­ле ян­ва­ря 1918 го­да боль­ше­вист­ское пра­ви­тель­ство ста­ло го­то­вить­ся к из­да­нию ан­ти­хри­сти­ан­ско­го де­кре­та об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства. Из­ве­стие об ан­ти­цер­ков­ном со­дер­жа­нии пред­по­ла­гав­ше­го­ся де­кре­та быст­ро до­шло до ве­ру­ю­щих, и 10 ян­ва­ря мит­ро­по­лит Пет­ро­град­ский Ве­ни­а­мин (Ка­зан­ский) на­пра­вил со­вет­ско­му пра­ви­тель­ству пись­мо, в ко­то­ром вы­ра­зил свою тре­во­гу по по­во­ду со­дер­жа­ния го­то­вя­ще­го­ся де­кре­та. В от­вет Ле­нин по­тре­бо­вал от сво­их под­чи­нен­ных ско­рей­шей до­ра­бот­ки тек­ста де­кре­та.

В то же вре­мя со­вет­ское пра­ви­тель­ство рас­по­ря­ди­лось пред­при­нять прак­ти­че­ские ша­ги по при­ме­не­нию де­кре­та, на­чав со сто­лич­ной Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры. В суб­бо­ту 13 ян­ва­ря 1918 го­да во вре­мя позд­ней ли­тур­гии в по­кои на­мест­ни­ка Лав­ры епи­ско­па Про­ко­пия (Ти­то­ва) явил­ся от­ряд мат­ро­сов и епи­ско­пу бы­ло за­яв­ле­но, что все по­ме­ще­ния в Лав­ре бу­дут изъ­яты в поль­зу со­вет­ских учре­жде­ний, со­хра­нит­ся толь­ко бо­го­слу­же­ние.

15 ян­ва­ря на имя епи­ско­па Про­ко­пия при­шло рас­по­ря­же­ние ко­мис­са­ра нар­ко­ма­та при­зре­ния Кол­лон­тай, — од­ной из из­вест­ных блуд­ниц в боль­ше­вист­ском пра­ви­тель­стве, про­па­ган­ди­ро­вав­шей идею пуб­лич­но­го раз­вра­та, — что все по­ме­ще­ния и ка­пи­та­лы Лав­ры бу­дут рек­ви­зи­ро­ва­ны.

16 ян­ва­ря на­зна­чен­ный боль­ше­вист­ским пра­ви­тель­ством ко­мис­са­ром Лав­ры Ило­вай­ский по­тре­бо­вал от на­мест­ни­ка сда­чи все­го лавр­ско­го иму­ще­ства. Епи­скоп Про­ко­пий от­ка­зал­ся ис­пол­нить без­за­кон­ный при­каз. 17 ян­ва­ря пред­ста­ви­те­ли от бра­тии Лав­ры на­ча­ли ве­сти пе­ре­го­во­ры с Кол­лон­тай, но она ка­те­го­рич­но за­яви­ла, что от­ме­нить пред­по­ла­га­е­мо­го за­хва­та Лав­ры не мо­жет.

19 ян­ва­ря (1 фев­ра­ля) в на­ча­ле вто­ро­го ча­са дня в Алек­сан­дро-Нев­скую Лав­ру при­был ко­мис­сар Ило­вай­ский в со­про­вож­де­нии две­на­дца­ти сол­дат и пя­ти крон­штадт­ских мат­ро­сов. На со­бор­ной ко­ло­кольне зво­на­ри уда­ри­ли в на­бат, на него ото­зва­лись ко­ло­ко­ла бли­жай­ших церк­вей — Бо­ри­со­глеб­ской, Зна­мен­ской и Скор­бя­щен­ской. Ото­всю­ду к Лав­ре стал сте­кать­ся на­род. Ило­вай­ский аре­сто­вал епи­ско­па Про­ко­пия.

В это вре­мя в ке­лье на­мест­ни­ка на­хо­ди­лись че­ты­ре мо­на­ха, чле­ны лавр­ско­го со­ве­та. Епи­скоп Про­ко­пий был вы­ве­ден из ке­льи и за­клю­чен под стра­жу в од­ном из по­ме­ще­ний Лав­ры, а к че­ты­рем мо­на­хам бы­ла при­став­ле­на стра­жа из че­ты­рех крас­но­гвар­дей­цев. Ило­вай­ский вы­шел во двор Лав­ры, где его тут же окру­жи­ла разъ­ярен­ная тол­па, и де­ло, ве­ро­ят­но, мог­ло бы окон­чить­ся рас­пра­вой над ним, ес­ли бы не на­хо­див­ши­е­ся ря­дом мо­на­хи, ко­то­рые ста­ли успо­ка­и­вать на­род, а за­тем один из мо­на­хов, за­го­ро­див со­бой ко­мис­са­ра, про­вел его околь­ной тро­пин­кой к сол­да­там про­жек­тор­ной ко­ман­ды, рас­по­ла­гав­шей­ся в од­ном из зда­ний Лав­ры. Од­новре­мен­но с Ило­вай­ским по­ки­ну­ли Лав­ру и крас­но­гвар­дей­цы.

Вско­ре на по­мощь за­хват­чи­кам при­был из Смоль­но­го гру­зо­вик с крас­но­гвар­дей­ца­ми, во­ору­жен­ны­ми дву­мя пу­ле­ме­та­ми. Этот от­ряд сно­ва воз­гла­вил Ило­вай­ский. Пу­ле­ме­ты бы­ли по­став­ле­ны на лавр­ском дво­ре на­про­тив хра­ма в честь Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха. Все это вре­мя про­дол­жал зву­чать лавр­ский на­бат. По зво­на­рям бы­ло сде­ла­но несколь­ко зал­пов, но на­бат про­дол­жал­ся. То­гда Ило­вай­ский с крас­но­гвар­дей­ца­ми во­шли в на­пол­нен­ную бо­го­моль­ца­ми цер­ковь. Ило­вай­ский, узнав, где вход на ко­ло­коль­ню, под­нял­ся на­верх и, угро­жая ору­жи­ем, со­гнал с ко­ло­коль­ни зво­на­рей. Крас­но­гвар­дей­цы вни­зу ста­ли из­го­нять из Лав­ры бо­го­моль­цев. Раз­да­лось несколь­ко вы­стре­лов. Один из бо­го­моль­цев был ра­нен.

В это вре­мя к Лав­ре на­пра­вил­ся про­то­и­е­рей Петр Ски­пет­ров, на­ме­ре­ва­ясь прой­ти к мит­ро­по­ли­ту Ве­ни­а­ми­ну. В во­ро­тах Лав­ры свя­щен­ни­ка встре­тил его сын и стал уго­ва­ри­вать, вви­ду мо­гу­щих быть бес­по­ряд­ков, не ид­ти да­лее, но отец Петр не об­ра­тил на это вни­ма­ния и на­пра­вил­ся к глав­но­му вхо­ду в по­кои мит­ро­по­ли­та. Уви­дев, что его путь пре­гра­ди­ли несколь­ко во­ору­жен­ных крас­но­гвар­дей­цев, ко­то­рые пре­ре­ка­лись с жен­щи­на­ми и угро­жа­ли им ору­жи­ем, отец Петр всту­пил­ся за жен­щин и стал уве­ще­вать крас­но­гвар­дей­цев не про­из­во­дить на­си­лия над ве­ру­ю­щи­ми и уко­рять их за из­де­ва­тель­ство над на­род­ны­ми свя­ты­ня­ми. Один из крас­но­гвар­дей­цев на­пра­вил ре­воль­вер на свя­щен­ни­ка и в упор вы­стре­лил ему в ли­цо. Пу­ля по­па­ла в ниж­нюю че­люсть и про­шла в шею.

Отец Петр, по­те­ряв со­зна­ние, упал, и тут же по­до­спев­шие лю­ди уло­жи­ли его на но­сил­ки и пе­ре­нес­ли в лавр­скую боль­ни­цу. По­ло­же­ние ра­не­но­го, од­на­ко, бы­ло на­столь­ко тя­же­лым, что он был от­прав­лен в ла­за­рет, на­хо­див­ший­ся на Нев­ском про­спек­те непо­да­ле­ку от Лав­ры. Там его по­се­ти­ла су­пру­га, а за­тем мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин, ко­то­рый бла­го­сло­вил смер­тель­но ра­не­но­го свя­щен­ни­ка. Отец Петр от­крыл гла­за, узнал мит­ро­по­ли­та, но уже что-ли­бо ска­зать не мог. Несмот­ря на уси­лия вра­чей, со­сто­я­ние здо­ро­вья свя­щен­ни­ка к 10 ча­сам ве­че­ра рез­ко ухуд­ши­лось, и в 10 ча­сов 45 ми­нут про­то­и­е­рей Петр скон­чал­ся.

21 ян­ва­ря 1918 го­да те­ло уби­то­го свя­щен­ни­ка бы­ло пе­ре­не­се­но в Скор­бя­щен­скую цер­ковь. В вы­но­се те­ла и со­вер­ше­нии за­упо­кой­ной все­нощ­ной участ­во­вал мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин с ви­ка­ри­я­ми и мно­го­чис­лен­ным ду­хо­вен­ством. 21 и 22 ян­ва­ря у гро­ба от­ца Пет­ра по­бы­ва­ли ты­ся­чи лю­дей и непре­рыв­но слу­жи­лись па­ни­хи­ды «об уби­ен­ном за ве­ру пра­во­слав­ную ра­бе Бо­жи­ем про­то­и­е­рее Пет­ре».

Те­ло уби­то­го свя­щен­ни­ка пред­по­ла­га­лось по­хо­ро­нить ря­дом со Скор­бя­щен­ской цер­ко­вью, где он слу­жил мно­го лет, но ве­че­ром 21 ян­ва­ря в мест­ный ко­мис­са­ри­ат бы­ли вы­зва­ны свя­щен­ник, ис­пол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти на­сто­я­те­ля Скор­бя­щен­ской церк­ви, цер­ков­ный ста­ро­ста и пред­се­да­тель цер­ков­но­го со­ве­та; им бы­ло вру­че­но в пись­мен­ном ви­де рас­по­ря­же­ние вла­стей не хо­ро­нить по­кой­но­го вбли­зи хра­ма, так как непо­да­ле­ку про­те­ка­ет Нева и мо­жет про­изой­ти за­гряз­не­ние во­ды. Узнав об этом рас­по­ря­же­нии, мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин бла­го­сло­вил по­хо­ро­нить про­то­и­е­рея Пет­ра на Тих­вин­ском клад­би­ще Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры.

На сле­ду­ю­щий день, 22 ян­ва­ря, в Скор­бя­щен­ской церк­ви со­сто­я­лось от­пе­ва­ние уби­ен­но­го про­то­и­е­рея. Слу­же­ние ли­тур­гии и от­пе­ва­ние воз­гла­вил мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин, ему со­слу­жи­ли епи­ско­пы Про­ко­пий и Ар­те­мий и два­дцать пять свя­щен­но­слу­жи­те­лей Пет­ро­гра­да.

По­сле от­пе­ва­ния гроб с те­лом уби­то­го свя­щен­ни­ка по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на был про­не­сен по то­му пу­ти, ко­то­рым шел отец Петр к му­че­ни­че­ско­му вен­цу в по­след­ний день сво­ей жиз­ни. В Тро­иц­ком со­бо­ре Лав­ры бы­ла от­слу­же­на па­ни­хи­да, а за­тем ли­тия на том ме­сте, где про­ли­лась кровь свя­щен­ни­ка. Про­то­и­е­рей Петр Ски­пет­ров был по­гре­бен на Тих­вин­ском клад­би­ще Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры.

В ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной сра­зу же по­сле по­хо­рон пас­ты­ря, про­фес­сор Алек­сандр Брон­зов пи­сал: «…По край­ней ме­ре, не за­бу­дем, не долж­ны за­быть дан­но­го им его му­че­ни­че­скою кон­чи­ною всем нам уро­ка! Бу­дем же учить­ся у него, как и нам жить, как и нам сме­ло и без­бо­яз­нен­но про­по­ве­до­вать Хри­ста, Его сло­во прав­ды. Бу­дем под­дер­жи­вать в се­бе, по­доб­но ему, ис­кор­ку бо­же­ствен­ную, чтобы не пре­вра­тить­ся нам в су­ществ, ду­ма­ю­щих толь­ко об од­ном ма­те­ри­аль­ном, об од­ном Мо­ло­хе…

Для нас лич­но­сти, по­доб­ные от­цу Пет­ру, все­гда бу­дут свет­лы­ми ма­я­ка­ми, од­но вос­по­ми­на­ние о ко­то­рых все­гда бла­го­твор­ней­шим об­ра­зом станет дей­ство­вать на нас и бу­дет охра­нять нас от оши­бок, от сла­бо­сти, от па­де­ний…»

Из канона священномученику Петру, пресвитеру Петербургскому

Не со оружием и дрекольми изшел еси на супостаты, но с пламенною верою и упованием на Бога Жива, Иже тя сотвори мученика и новаго ходатая о душах наших.

Красен путь твой, новомучениче Петре, имже шествовал еси к венцу небесному, светла победа, юже дарова ти Господь на убивавших тя, в бегство обратившихся с места убиения твоего.

Егда порази тя рука безбожных, высшим спокойствием просия лик твой, во уверение людей церковных, яко в пролитии крове своея предначертание Божие добре исполнил еси.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)
«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Ян­варь». Тверь. 2005. С. 156–162

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Комментарии запрещены.